Статья опубликована в № 3359 от 05.06.2013 под заголовком: Бонус от Кипра

Как кипрский кризис помог российским банкам

Кипрский кризис принес российским банкам дополнительные 100 млрд руб. на счета «до востребования» физических лиц: годовые бонусы топ-менеджеров пришлось выплатить в России
Simon Dawson / Bloomberg

Изучив отчетность банков за апрель, Дмитрий Мирошниченко из Центра развития Высшей школы экономики обнаружил аномально высокий приток средств физлиц на счета «до востребования». В апреле объем средств населения в банках всегда растет – в это время выплачиваются бонусы за предыдущий год и часть платежей за май перед длинными праздниками, но такого скачка еще не было.

В последние три года прирост средств на текущих счетах в апреле был в среднем в 2,5 раза выше, чем за предыдущие полгода (см. таблицу на стр. 04), но в этот раз рост оказался почти пятикратным: 9% против средних 1,9% за предыдущие шесть месяцев.

Это принесло банкам дополнительные 100 млрд руб. по сравнению с обычным скачком, подсчитал Мирошниченко. «Излишек», по его мнению, может быть и больше, ведь ситуация в экономике лучше не стала, а рост зарплат замедлился. Похожие оценки у Райффайзенбанка: в апреле средства на текущих счетах росли почти вдвое быстрее, чем в прошлом году, увеличившись на 210 млрд руб., т. е. «излишек» составил порядка 100 млрд.

Внезапный рост средств на счетах был вызван не просто рекордными бонусами, а рекордными бонусами, выплаченными в российской юрисдикции, заключает Мирошниченко: «Видимо, создание схем с использованием альтернативных [«закрывшемуся» Кипру] юрисдикций было непросто осуществить в столь сжатые сроки, поэтому было принято решение заплатить причитающееся здесь, зато сейчас». Ну и вероятность того, что ряд чиновников решили перевести часть своих капиталов в Россию, также не нулевая, добавляет аналитик.

Почти половина «излишка» поступила в Сбербанк, чуть больше трети – в Райффайзенбанк и банк «Санкт-Петербург», примерно десятую часть получили Альфа-банк и Газпромбанк, посчитал Мирошниченко.

Эти банки представляют практически весь спектр российской банковской системы. Объединить их может только одно – изменения во внешнем мире, а именно ситуация с офшорами, считает он.

Однако останутся ли эти деньги в российских банках – вопрос, ответ на который покажет статистика ближайших двух месяцев, ожидает Мирошниченко: отток этих средств возможен в любой момент.

Как правило, крупные российские компании выплачивают ежегодное дополнительное вознаграждение, в том числе годовые бонусы, через один квартал после завершения финансового года, знает управляющий директор Morgan Hunt Матвей Горбачев: если финансовый год в компании закончился в декабре 2012 г., то ее сотрудники могли получить бонусы примерно в апреле 2013 г. Итоги подводят обычно в конце марта, а выплаты сотрудникам производят в мае, говорит консультант Axes Management Дмитрий Городецкий.

В пресс-службе Сбербанка сообщили, что резкий прирост средств на счетах в конце апреля в большей степени связан с перераспределением выплат с мая – бонусов, пенсий, зарплат, стипендий, выплаченных перед праздниками. Приток может носить разовый характер, он связан с выплатой бонусов и премий, лаконична первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова. В Райффайзенбанке средства на текущих счетах увеличились на 6,4% против 3,8% в прошлом апреле. «Ситуация на Кипре могла оказать влияние на повышенный приток средств физических лиц, однако считать этот фактор решающим мы не склонны», – передал через пресс-службу замруководителя дирекции Райффайзенбанка Леонид Качалов.

Топ-менеджмент, как правило, может выбирать счет, на который зачисляется годовой бонус, чаще всего это другие юрисдикции, говорит сотрудник одной из госкомпаний: «Годовой бонус выплачивается в апреле, после того как компания отчитывается за год. Большинство менеджеров в этом году просто не стали переводить деньги в другие юрисдикции, в том числе на Кипр». Что стало причиной, он сказать затруднился, но предположил, что ситуация и с Кипром, и с банковской тайной в Швейцарии определенно повлияла на предпочтения.

Кипрский кризис и европейская борьба с офшорами, поддержанная российскими властями, привели к обратному бегству капитала: по данным ЦБ, с Кипра в Россию в пользу физлиц в I квартале поступило $1,9 млрд – почти в 7 раз больше, чем в I квартале 2012 г., и 38% всех переведенных из дальнего зарубежья средств, тогда как годом ранее доля Кипра составляла 11% (общая сумма переводов из стран дальнего зарубежья выросла вдвое до $4,9 млрд). Правда, обратный поток тоже возрос: на Кипр и в Швейцарию ушло $1,4 млрд против $0,8 млрд годом ранее.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать