Финансы
Бесплатный
Татьяна Воронова
Статья опубликована в № 3731 от 05.12.2014 под заголовком: Костин раскрыл доходы

Президент ВТБ Андрей Костин ожидает существенного сокращения своих доходов

Президент ВТБ Андрей Костин заявил, что в 2013-2014 гг. заработал 440 млн руб. Это заметно превышает заработки руководителей европейских банков
Екатерина Кузьмина / Ведомости

Президент ВТБ Андрей Костин в интервью Handelsblatt опроверг данные журнала Forbes о своих доходах. По словам банкира, в прошлом году он заработал 200 млн руб., а в 2014 г. - 240 млн руб., включая бонусы. «Это все выплаты по группе ВТБ», - уточнил Костин «Ведомостям».

В ноябре Forbes опубликовал ежегодный рейтинг 25 самых высокооплачиваемых руководителей российских компаний. Костин занял в нем 1-е место с совокупным доходом за 2013 г. в $37 млн. Свои подсчеты журнал основывает на суммарной компенсации, выплаченной ключевому менеджменту компаний в 2013 г. (раскрывается в отчетности и согласуется с экспертами и осведомленными источниками). Также оценка учитывает «выплаты на основе акций, вознаграждение, полученное от участия в советах директоров дочерних обществ, выплаченные на акции компании и ее дочерних структур дивиденды, а также вознаграждение, которое выплачивается за рубежом». Костин входит в советы директоров крупнейших «дочек» ВТБ: «ВТБ капитала», «ВТБ 24» и Банка Москвы. Из 8,8 млрд руб. вознаграждений, которые банк платит ключевому менеджменту (их около 100, говорят источники в ВТБ), на эти три банка приходится лишь 4,2 млрд руб.

Мог ли Костин получать доход в кипрском RCB Bank? В I квартале 2009 г. тот разместил допэмиссию на 40% от увеличенного уставного капитала в пользу компании, контролируемой ключевым менеджментом группы ВТБ. Этот пакет обошелся в $39 млн, а через восемь месяцев RCB выплатил дивиденды в $130 млн, с лихвой окупив все затраты новых акционеров. В 2011 г. выплаты составили еще $100 млн. Кто входит в число миноритариев, RCB не раскрывает.

«В RCB я ничего не получаю», - утверждает Костин. Пресс-служба ВТБ добавила в ответ на запрос «Ведомостей», что Костин «не получает и никогда не получал дивидендов от RCB Bank». «Также он не является и не являлся акционером, бенефициаром или выгодоприобретателем от деятельности банка, - говорится в ответе пресс-службы. - Ни один из членов правления банка ВТБ также не являлся и не является акционером, бенефициаром или выгодоприобретателем от деятельности RCB».

Костин объясняет, что данные о доходе за 2014 г. указаны по состоянию на 1 декабря и включают годовую премию за 2013 г.: «Поэтому [они] выше, чем в прошлом». Впрочем, Костин предрекает, что в 2015 г. будет существенное сокращение дохода из-за падения прибыли - «возможно, процентов на 40».

Позже пресс-служба госбанка уточнила, что до начала 2015 г. вознаграждение ключевых сотрудников группы ВТБ привязано к прибыли, а не к капитализации. Из-за рекордной для ВТБ прибыли в 2013 г. (100,5 млрд руб. - «Ведомости») менеджеры получили премию. В 2014 г. госбанк снизил прибыль почти в 20 раз - примерно до 5 млрд руб. «Предполагается, что вознаграждение членов правления ВТБ, выплачиваемое в 2015 г. по результатам 2014 г., может ориентировочно уменьшиться в 10 раз», - говорится в ответе пресс-службы ВТБ. Кроме того, с 2015 г. вводятся семь новых коэффициентов эффективности для руководства банков, среди которых важное значение будет иметь капитализация компаний, исходя из состояния которой «акционеры будут оценивать деятельность руководства ВТБ».

Президенты и гендиректора крупных европейских банков получают компенсации значительно ниже, чем руководитель ВТБ (см. график). Например, зарплата гендиректора Societe Generale (SG, его активы в 5 раз превышают активы ВТБ) Фредерика Удеа не менялась с 2011 г. В 2013 г. из всего бонуса в 1,4 млн евро на руки он получил лишь чуть более 200 000 евро, бонус за 2012 г. не получил вовсе, а в 2011 г. получил его акциями банка.

В структуре доходов у европейских банкиров есть долгосрочное вознаграждение, которого они могут ждать несколько лет. Сопоставимые по размеру с ВТБ Erste Group и Swedbank его размер не раскрывают, как и более крупные SG и Deutsche Bank.

Общие компенсации российских банкиров всегда были в среднем выше, чем у европейцев или американцев - их рынок зарегулирован. Но это вполне заслуженно: наши банкиры за 15 лет бурного развития отрасли получили ценный опыт адаптации к переменам, прошли несколько кризисов, накопили управленческие навыки, которые формируются только на растущих рынках, считает Алексей Сизов, партнер Odgers Berndtson. Он считает, что их опыт более концентрированный в сравнении с коллегами на развитых рынках. Кроме того, на российском рынке много как достаточно щедрых работодателей вроде Сбербанка и ВТБ, так и в целом большое количество игроков в индустрии, которые активно конкурируют за качественных топ-менеджеров. Это не может не отражаться на их доходах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать