Финансы
Бесплатный
Наталия Биянова

ЦБ намерен бороться с пенсионным спонсорством

Ему не нравится, когда частные пенсионные фонды используют накопления клиентов как источник бесплатных денег для проектов акционера

Центробанк намерен ввести ответственность для НПФ за недобросовестное инвестирование накоплений, сообщил директор департамента коллективных инвестиций и доверительного управления ЦБ Филипп Габуния: «Если НПФ проинвестировал не должным образом, то фонд что-то должен компенсировать».

«Плати за риск»

«Речь идет о попытке использовать ресурс, который тебе доверили. Можно инвестировать в строительство, рискованный проект, но плати за этот риск, это должно быть не ниже доходности по ОФЗ», – объяснил суть проблемы Габуния (цитата по «Интерфаксу»).

В отличие от банков, у которых четко определены обязательства, например выплатить 10% по депозиту, у НПФ такой ответственности нет, отметил Габуния. Фонды заявляют, что работают в интересах клиентов и большую часть дохода отдадут им, но какой доход, заранее определить невозможно, говорит он. «Это создает определенные риски недобросовестного поведения – как... набрать на себя избыточных рисков, так и с точки зрения набрать их подешевле, – в том числе инвестируя в связанные проекты, в дружественные, в кросс-вложения», – обеспокоен Габуния. Регулятору кажется, что «здесь ответ может быть только один – ответственность фонда за то, что он работает в интересах доверителя и при выборе объектов для инвестирования он сравнивает с аналогами».

Вот пример «не должного инвестирования». В прошлом году, проверяя НПФ перед приемом их в систему гарантирования накоплений, ЦБ тщательно изучал, какие бумаги фонд купил на средства накоплений, какой доход принес этот актив и сколько фонд начислил на счета застрахованных, рассказывали топ-менеджеры шести крупных фондов. Выявлялось немало случаев, когда фонд вложил накопления в паи закрытого ПИФа или ипотечные бумаги, в которые «упакованы» бизнес-центры владельцев фонда, и по этим паям фонд за три года отразил на счетах клиентов доходность минус 3% годовых, рассказывают собеседники «Ведомостей».

При этом формально такие активы всем требованиям, установленным ЦБ, удовлетворяют, сделки совершались на бирже и управляющий фондом умеет объяснить, почему такая доходность, говорят они. У ЦБ был рычаг воздействия. «Хотите пройти в систему – улучшите структуру активов и доначислите доход», – описывают руководители двух НПФ из топ-15. «Фонд продавал эти паи на 20% выше балансовой стоимости (выкупала структура акционера фонда), этот доход отражал на счетах застрахованных, т. е. фактически акционер за счет собственных средств компенсировал доходность клиентам НПФ», – приводит пример пенсионный юрист.

Представитель ЦБ подтверждает, что прецеденты недобросовестного инвестирования «были» и «НПФ компенсировали недополученный доход».

Участников рынка беспокоит, каким методом будет решаться проблема «пенсионного спонсорства». «Как оценивать, должное инвестирование или не должное, какой должен быть ориентир?» – недоумевает гендиректор компании «Пенсионный партнер» Сергей Околеснов. Габуния в качестве примера привел доходность ОФЗ. «Но если считать недобросовестными все инвестиции с доходом ниже ОФЗ, то фактически для фондов вводится требование минимальной гарантированной доходности – это противоречит рыночным принципам», – считает он.

Инвестирование в проекты акционеров фонда – не нарушение, заявлял ранее сотрудник ЦБ: «Главное – чтобы такие активы соответствовали требованиям по качеству и надежности и обеспечивали клиентам рыночный доход, а не использовались как источник дешевых денег для акционеров».

Представитель ЦБ заверяет, что доходность ОФЗ не будет ориентиром при определении признаков недобросовестного инвестирования.

Регулятор будет проводить анализ портфеля и если выяснится, что фонд или управляющая компания действовали не в интересах застрахованного, то «НПФ могут быть предъявлены претензии... в сумме недополученной прибыли [застрахованного]», предупредил Габуния. Из каких средств НПФ должны будут компенсировать клиентам недополученный доход, пока неясно, «эти вопросы находятся в стадии обсуждения», сказал представитель ЦБ.

«В любом стаде найдется паршивая овца – при наличии злого умысла можно и через покупку облигаций выводить деньги. И что теперь – запретить покупать облигации?» – говорит президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров. Выявлять и бороться с недобросовестным инвестированием помогло бы право мотивированного суждения у ЦБ – иначе подход будет формальным, убежден он.

«Самый сложный вопрос – как оценивать, – признает Габуния. – Если нарисовать универсальную формулу, ее всегда будут обходить».