«Связной банк» лишился лицензии из-за утраты собственных средств

Акционеры 9 декабря должны были решить вопрос о ликвидации банка, менеджмент надеялся на санацию, ЦБ решил по-своему

Банк России с 24 ноября отозвал лицензию у АО "Связной банк" (150-е место по размеру активов на 1 ноября в банковской системе страны).

Это решение пресс-служба ЦБ связывает с неисполнением банком федеральных законов о банковской деятельности и нормативных актов ЦБ в части недооценки кредитного риска. В результате формирования резервов, адекватных принятым рискам, кредитная организация полностью утратила собственные средства, отмечает регулятор.

Финансовое оздоровление банка с привлечением Агентства по страхованию вкладов не представлялось возможным на разумных экономических условиях ввиду низкого качества активов, объясняет ЦБ.

Банк является участником системы страхования вкладов. АСВ сообщило, что выплаты вкладчикам банка начнутся не позднее 8 декабря. Банки-агенты для этого будут отобраны по конкурсу не позднее 30 ноября.

На 23 ноября кредитный портфель "Связного банка" сократился до 15,2 млрд руб., вклады – до 11,7 млрд руб.

На 30 сентября все три норматива достаточности капитала банка составили 0,98%. По закону ЦБ в течение 15 рабочих дней обязан отозвать лицензию банка, если значение всех трех нормативов достаточности капитала опускается ниже 2%. Этот срок истек 21 октября. Источники "Ведомостей" видели причину в неторопливости ЦБ в том, что банк исполняет все свои обязательства: «Регулятор наблюдает – банк выдает вклады, если у него отозвать лицензию, обязательства перед вкладчиками лягут на Агентство по страхованию вкладов». По той же причине не принималось и решение о санации: ЦБ не видел срочности, чтобы тратить деньги на оздоровление "Связного банка", а потенциальные инвесторы были готовы санировать его только за счет регулятора.

Фактически за «Связной банк» уже почти год отвечает топ-менеджмент, признавал в начале ноября предправления и член совета директоров банка Евгений Давыдович. Старый акционер Максим Ноготков в ноябре 2014 г. отдал свои активы за долги, а Олег Малис, по словам его знакомых, в банке не заинтересован, писали "Ведомости". 2 ноября банк объявил, что его акционеры на внеочередном собрании 9 декабря рассмотрят вопрос о его ликвидации.

К концу октября в банке осталось 12,7 млрд руб. вкладов. С лета (когда в банке официально впервые предупредили о рисках снижения норматива до 2%) банк вернул вкладчикам около 5 млрд руб., а с начала года – почти 16 млрд. В августе банк расплатился по публичному долгу – выплатил держателям корпоративных бондов остаток долга в 1,1 млрд руб. Средства на это «Связной банк» выручил за счет продажи части «живого» кредитного портфеля на 6,4 млрд руб. "Тинькофф-банку".

Давыдович в начале ноября называл возможное решение о санации "Связного банка" лучшим вариантом, который означал бы, что его топ-менеджмент боролся не зря. Он говорил, что если дать банку работать дальше, несмотря на нарушения нормативов и потерю капитала, то за счет поступлений от кредитного портфеля он сможет вернуть «еще 4–6 млрд руб., которые пойдут на выплату вкладов». «Возможно, поэтому у нас и отзовут лицензию – мы сами справились с ситуацией и всеми усилиями свели эту дыру к минимуму. А спасут жуликов, которые украли пару десятков миллиардов, – говорил он. – Если отзовут лицензию, мне по-человечески будет обидно, особенно когда видишь, какие банки попадают под санацию – в которых дыры на миллиарды рублей, все активы выведены. А их почему-то санируют».

В режиме ожидания банк жил весь последний год, рассказал также Давыдович. "Дальше одного дня мы не планировали, – признает он. – Когда у тебя за неделю около 10 млрд руб. [вкладов] забирают (такой отток был в первую неделю после сообщения о дефолте Максима Ноготкова. – "Ведомости"), никаких стратегических целей быть уже не может".

О том, что банк остался без акционеров, Давыдович, по его словам, понял в декабре 2014 г. "Максим в каком-то количестве встреч с ЦБ еще участвовал. Но де-юре он сам признал, что он потерял контроль", – говорит Давыдович. "Последнее, чем Ноготков помог банку, – привлек субординированный кредит от Финпромбанка", – рассказывает банкир.

С Олегом Малисом Давыдович встречался «по инициативе Центрального банка». "Встречались в ЦБ с участием Ноготкова и Малиса. Это было в 20-х числах декабря. ЦБ интересовал именно вопрос, кто владелец банка и какие у него планы по поддержке банка. На этой встрече я все и понял – Максим сказал, что он потерял контроль и уже ничем помочь банку не может, и что вот сидит новый владелец – Олег Малис. А Олег сказал, что он действительно получил контроль над Трелласом, но в целом банк его не интересует", – рассказывает Давыдович.

"Вероятно, когда Малис покупал у "Онэксима" права требования по долгу Трелласа, ему сказали, что пока длится процедура оформления контроля над холдингом, банк уже умрет и это будет не его проблема. И если бы банк умер тогда, в декабре, это, правда, была бы не его проблема – он бы тогда еще даже юридически не оформил свой контроль над холдингом", – считает Давыдович.

"ЦБ коммуницировал с нами плотно – по нескольку раз в день мы общались с разными уровнями Центробанка, – рассказал также Давыдович. – Но все решения принимали мы, под свою личную ответственность. Мы с первого дня заняли позицию максимальной и прозрачной коммуникации с регулятором". По его словам, регулятор ожидал, что в "Связном банке", оставшемся без акционеров, вскроются сюрпризы, посыплются скелеты из шкафов. "В конце декабря нам позвонили из ЦБ и спросили, когда присылать проверку – но Нового года или после. Я ответил: какая разница, присылайте хоть завтра. И они пришли на следующий день. А после проверки не могли поверить, что эти 15 млрд на конец года выплачены вкладчикам. Они искали, куда эти деньги выведены", – рассказывает Давыдович. А в октябре 2015 г. в банке прошла проверка АСВ, которая "подтвердила, что все, что нам возвращали заемщики, мы выплатили вкладчикам", добавляет он.