Финансы
Бесплатный
Дарья Борисяк
Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: Нездоровое объединение

Консолидация банков – тренд года

Наиболее предпочтительный вариант – санация

За девять месяцев этого года финансовый сектор занял 4-е место по числу сделок слияний и поглощений (после строительной отрасли, топливно-энергетической и транспортной), подсчитали аналитики агентства AK&M: 37 сделок на $1,89 млрд.

В условиях снижения спроса и маржинальности, ухудшения качества кредитных портфелей и необходимости докапитализации собственники и менеджмент отдельных банков вынуждены искать возможности для частичной или, возможно, полной продажи активов, говорит начальник управления исследования рынка ФК «Открытие» Дмитрий Харлампиев. Инвесторам же с деньгами это открывает возможности для развития и укрупнения их бизнеса, продолжает он.

Во время экономического спада всегда стоит дилемма, как лучше расти: органическим или неорганическим путем, говорил на «Финансовом форуме России», организованном «Ведомостями», председатель правления Бинбанка Александр Лукин. Сам он делает выбор в пользу неорганического роста: это дает возможность за год-два пройти путь, который при органическом росте занимает лет пять.

На рынке в статусе консолидаторов упрочились несколько банковских групп – Бинбанка, Промсвязьбанка и «Открытия». Так, Бинбанк договорился о приобретении «МДМ банка» летом этого года, в этом же году акционеры Бинбанка приобрели группу компаний «Европлан», а в 2014 г. Бинбанк взял на санацию группу Рост-банка (сам Рост-банк, Аккобанк, «Кедр», Тверьуниверсалбанк, Ска-банк). ФК «Открытие» в прошлом году занялась санацией банка «Траст», а в этом году закрыл сделку по приобретению «Петрокоммерца». У Промсвязьбанка в 2015 г. было три сделки: покупка «Возрождения», обмен акциями с акционерами Первобанка и санация АвтоВАЗбанка.

Дележ пирога

Большая часть сделок M&A сегодня происходит путем санации, единодушны эксперты. Доля таких сделок, связанных с санацией, заметно выросла в этом году: 19% от всех сделок M&A в финансовом секторе и 32% сделок с банками, а в последние месяцы санация стала фактически основным способом перехода прав собственности на банки, констатируют аналитики AK&M. Эта тенденция стала заметна еще в 2014 г. «На рынке растет число продавцов банковского бизнеса при дефиците покупателей. Зато постоянно увеличивается доля сделок, связанных с санацией банков», – писали аналитики агентства год назад.

«Дележ пирога» – так охарактеризовал консолидацию на банковском рынке председатель совета директоров Proxima Capital Group Владимир Татарчук на «Финансовом форуме России»: регулятор открыл ящик Пандоры. В России работают 757 кредитных организаций, следует из данных ЦБ на 1 ноября, еще в 2008 г. их было 1136. За еще не закончившийся 2015 год ЦБ отозвал лицензии у 89 кредитных организаций, а в 2014 г. – у 80. На санацию в этом году регулятор отправил уже 10 банков, потратив на это 267 млрд руб. В прошлом году – 12 банков, выделив на их финансовое оздоровление почти 416 млрд руб. (см. график). «Санация дает колоссальные деньги, приток новых средств в банк. Поэтому основной мотив консолидации сегодня, к сожалению, – это получение денег от государства», – заявил Татарчук. Для здоровых игроков это, прежде всего, прибыль, великолепная возможность заработать и еще вырасти, рассуждает он, для тех, у кого есть собственные проблемы с капиталом, это способ получить деньги, чтобы выживать. В принципе, консолидацию банковского сектора можно разделить на здоровую и нездоровую, говорил на форуме аналитик рейтингового агентства S&P Сергей Вороненко, и нездоровая более активна. Большая часть прибыли банковского сектора в 2014 г.

была обеспечена не основной деятельностью: из 220 млрд руб. прибыли сектора (по МСФО) порядка 160–170 млрд руб. – это эффект от признания в прибыль полученных от государства средств на санационные сделки, указывал Вороненко. Это значит, что некоторые банки получают сиюминутную выгоду и видят в этом цель консолидации, заключил он, выступая на форуме.

«Это очень плохая практика», – констатирует Татарчук. Закон позволяет банкам, проходящим через финансовое оздоровление, нарушать обязательные нормативы ЦБ. Для санаторов это отличная возможность расчистить собственный баланс, переведя на санируемый банк плохие или низкодоходные активы, рассказывает один из банкиров, занимающихся санацией. Плюс процесса оздоровления банков в том, что они получают шанс выправить ситуацию и сохранить бизнес, говорит советник председателя совета директоров Локо-банка Константин Комиссаров. В основном санацией занимаются крупные банки, но сейчас к этому процессу стали подключать банки меньшего размера, например Транскапиталбанк, Совкомбанк, отмечает он.

Рыночные M&A можно перечислить по пальцам одной руки, говорит Татарчук, упоминая сделку Бинбанка с «МДМ банком». Летом 2015 г. акционеры Бинбанка договорились о приобретении 58,33% «МДМ банка», а в ноябре получили разрешение регулятора. Рыночных сделок мало, солидарен Комиссаров: «По сути, была лишь одна крупная сделка – продажа «Возрождения» группе Промсвязьбанка». Да и с «Возрождением» сложилась уникальная ситуация, связанная с уходом из жизни основателя банка (Дмитрий Орлов. – «Ведомости»)». В конце ноября ЦБ разрешил «Промсвязькапиталу» купить более 70% «Возрождения».

Cлияния продолжатся

Консолидация на банковском рынке может продолжаться достаточно долго, это горизонт больше двух-трех лет, полагает партнер McKinsey Дмитрий Гаранин. Активная фаза продлится еще как минимум год-два, далее процесс замедлится, ждет Харлампиев.

Существует около 500 банков, которые не вносят вклада в качественный рост отрасли, говорил в своем выступлении на форуме «Ведомостей» предправления Промсвязьбанка Артем Констандян. Судьба небольших банков незавидна, уверен он. «Банки за рамками топ-150 по большому счету не обладают перспективами выживания, потому что банковский бизнес очень технологичный, очень дорогой, а большинство таких организаций обслуживают интересы нескольких своих акционеров, собирая деньги на депозиты и переставляя их в связанные кредиты», – говорит Комиссаров. Но, в принципе, можно говорить о том, что уходят нежизнеспособные банки, нездоровые банки, с ущербными бизнес-моделями, заключает он.

Плюсы-минусы

В целом процесс консолидации логичный и правильный, говорит Гаранин. Это делает рынок более прозрачным, добавляет президент банка «Югра» Юрий Нефедов: по-прежнему много банков, занимающихся сомнительной деятельностью или же поддержанием другого бизнеса акционера. В некоторых случаях акционеры не имеют больше финансовых возможностей или желания развивать банк, добавляет Гаранин. На федеральном уровне объединение банков, как правило, происходит в связи с проблемами у одного из потенциальных участников сделки, указывает Нефедов. Но больше всего подвержены процессам консолидации небольшие региональные банки, у которых есть стабильно работающая сеть, устоявшаяся клиентура и положительная репутация, считает он.

И далеко не всегда поглощение оказывается дружественным. «Мы стремились войти в топ-100 по активам, теперь смотрим на это с осторожностью: банк прибыльный, с хорошей клиентской базой, качественно управляет рисками – не исключено, что кто-то из крупных игроков захочет нас купить. А покупки сейчас бывают не совсем дружественные», – говорит топ-менеджер одного из небольших банков.

Основным риском консолидации собеседники «Ведомостей» называют снижение конкуренции. Из-за консолидации позиции мелких и средних участников рынка могут ухудшиться, поскольку они могут начать терять свои конкурентные преимущества, говорит Харлампиев. Небольшим банкам и раньше было сложно предложить корпоративным клиентам конкурентные ставки по сравнению с крупными частными и госбанками, сейчас стало еще труднее, делится топ-менеджер небольшого банка: «А наращивать привлечение депозитов физлиц в условиях, когда не знаешь, у кого отзовут лицензию завтра, дорого».

По данным Moody’s, доля активов пяти крупнейших частных банков (ФК «Открытие», Альфа-банка, Промсвязьбанка, Бинбанка и Московского кредитного банка) к середине 2015 г. выросла до 12,5% с 10,8% в конце 2014 г. и 8,4% в конце 2013 г. Доля мелких и частных банков при этом снизилась с 23,4% в 2013 г. до 18,9%. Однако Moody’s считает это позитивным фактором: «Присутствие на рынке сильных частных банков способствует повышению конкуренции в банковском секторе», – приводятся в сообщении агентства слова аналитика Елены Редько. Для банковской системы в целом риск консолидации может заключаться в росте доли государства, полагает гендиректор Frank RG Юрий Грибанов, замечая, что до этого момента пока далеко – банков все еще много. До монополизации пока далеко, солидарен Гаранин. Тем не менее двадцатка крупнейших банков за последние несколько лет существенно изменилась (см. таблицу).

Банкам-консолидаторам нужно время для того, чтобы «переварить» приобретения, это не так-то просто, говорит Гаранин: например, у каждого банка свой набор IT-решений, что усложняет переход на единую платформу, а сбои в работе системы – серьезная угроза для бизнеса. Существует также риск, что менеджмент сосредоточится на процессах интеграции, а не на основной деятельности банка, и это не может не сказаться на финансовых результатах, полагает Гаранин. «В некоторых случаях консолидация существенно снижает качество управления, поскольку руководство теряет самостоятельность и должно больше внимания уделять формальным аспектам процесса управления», – говорит Нефедов.

Оздоровление проблемных банков может негативно сказаться на кредитном качестве банков-санаторов, предупреждало в обзоре S&P, и чем больше спасаемый банк, тем выше риски для спасителя. Риски участия в санации в конечном счете могут перевесить выгоды и привести к понижению рейтингов банков-санаторов, говорила аналитик S&P Ирина Велиева. В Moody’s в целом считают иначе: «Риски, связанные с интеграцией, в большинстве сделок не являются существенными и вряд ли вызовут ухудшение фундаментальных показателей кредитоспособности ведущих банков».

Самый яркий пример – санация Мособлбанка, которой занимается «СМП банк». Изначально на финансовое оздоровление Мособлбанка и двух родственных ему банков – «Финанс бизнес банка» и Инресбанка – выделено 117 млрд руб. С пониманием масштаба проблем в санируемых банках кредит разросся до 160 млрд руб.

«Всеядными быть нельзя <...> Не надо впечатляться гигантскими суммами, которые государство выделяет на помощь банку-санатору», – предупреждал на форуме Констандян. Абсолютная сумма не имеет значения, если не знаешь размера «дыры в санируемом институте».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать