Статья опубликована в № 4070 от 10.05.2016 под заголовком: Центробанк взялся за портфели

ЦБ взялся расчищать банки от плохих кредитов

Банки маскируют просроченные ссуды и гасят старые долги за счет новых, сообщил регулятор в отчете

В 2015 г. приоритетом надзора Центробанка стал кредитный риск, следует из годового отчета ЦБ. Более половины всех нарушений – 64,9% – связаны с недооценкой кредитных рисков, таковы результаты 647 проверок банков, проведенных регулятором в 2015 г.

ЦБ традиционно проверял реальность бизнеса компаний-заемщиков и адекватность залогов по кредитам, причем особое внимание обращал на розничные ссуды, говорится в отчете. Причина – банки выводили средства с помощью кредитования физлиц по поддельным документам, скрывали реальный срок просроченной задолженности, а заемщики получили кредиты с помощью недостоверных сведений о своих доходах.

То же самое банки делали и с корпоративными кредитами – выдавали новые ссуды на погашение безнадежного долга, это им помогало не создавать лишних резервов, пишет ЦБ. Чтобы снизить риски, банки также прятали свои проблемные активы на балансах других кредитных и некредитных финансовых организаций, предоставляли средства непубличным компаниям за рубежом, в том числе путем оплаты аккредитивов. Часто высокорискованные операции проводятся в интересах бенефициаров, заключил ЦБ.

Такие схемы действительно встречаются, говорит партнер BDO Денис Тарадов: банки выдают кредиты, например, по фальшивым паспортам, а средства фактически отходят собственникам банка. Как правило, какое-то время эти кредиты обслуживаются, а дальше банк выдает новые ссуды, чтобы «перекредитовать» и обслуживать этими средствами старые кредиты, говорит Тарадов, замечая, что так можно делать как с розничными, так и с корпоративными кредитами.

Внимание ЦБ привлекли и операции с ценными бумагами, следует из его отчета о надзоре. Во время проверок у банков были проблемы с подтверждением достоверности сведений об остатках денег или ценных бумаг в иностранных банках и депозитариях, пишет ЦБ. Такой портфель ценных бумаг был у Пробизнесбанка (лицензия отозвана летом 2015 г.). Половина портфеля ценных бумаг банка – примерно 20 млрд руб. – хранилась в иностранном депозитарии и была под обременением, банк же соответствующие резервы не создавал. После этого случая регулятор запросил информацию у банков об их бумагах, хранящихся в иностранных депозитариях, а чуть позже ввел дополнительное резервирование по таким активам.

Продолжались манипуляции с векселями, констатирует ЦБ: банки не ставили на учет авалированные ими векселя третьих лиц, а кроме того, держали в портфеле фиктивные векселя компаний, которые имели одинаковые реквизиты, но приобретались разными физлицами. Были случаи, когда создавался «активный рынок» паев ЗПИФов для поддержания их биржевых котировок и формирования стоимости этих активов. Сомнительные ссуды банки меняли на ипотечные сертификаты участия, включая в состав ипотечного покрытия недвижимость по существенно завышенной стоимости.

Некоторые банки в 2015 г. агрессивно привлекали вклады, используя схемы для занижения их реальной величины, указывает ЦБ. Последний случай – Кроссинвестбанк, занизивший вклады населения на 3,5 млрд руб. Часть обязательств не учитывалась на балансе, а выводилась на счета подконтрольных компаний.

Качество капитала у регулятора также в некоторых случаях вызывало вопросы: ЦБ находил среди источников капитала процентные доходы, комиссии и даже вознаграждения связанных страховых компаний.

Все эти схемы не новые, говорит Тарадов, но если раньше банки больше использовали манипуляции с ненадлежащими активами, то теперь стараются максимально расчистить баланс.

ЦБ в прошлом году действительно предъявлял много претензий по доначислению резервов, говорит зампред правления банка из топ-20, подход регулятора к формированию провизий стал более жестким. Но то, что ЦБ описывает в годовом отчете, скорее имеет отношение к деятельности полукриминального характера, за это ЦБ лишал банки лицензии или принимал решение об их санации, говорит собеседник «Ведомостей», фактически речь идет о закамуфлированном выводе средств или кредитовании собственников. Вряд ли такие схемы были направлены только на снижение резервирования, заключает он.

Представитель ЦБ на вопросы «Ведомостей» не ответил.