Статья опубликована в № 4099 от 21.06.2016 под заголовком: Первые кредиторы среди равных

Кто вошел в комитет кредиторов Внешпромбанка

Представители пяти крупнейших клиентов получат больше всего информации о ходе банкротства

В комитет кредиторов Внешпромбанка, в котором потеряли деньги как крупные частные вкладчики, так и большие компании, вошли семь человек, выяснили «Ведомости». В пятницу, 17 июня, кредиторы собрались на первое заседание, на котором и выбрали членов комитета. Они представляют интересы «Транснефти», Новороссийского морского торгового порта (НМТП), Министерства иностранных дел (МИД), Олимпийского комитета и компании «Профитинвест», рассказал человек, близкий к комитету; еще два места за представителями налоговой службы. Один из участников собрания подтвердил «Ведомостям», что комитет сформирован с участием представителей этих компаний.

Представитель крупных вкладчиков-физлиц (банк был богат на именитых клиентов и задолжал им миллиарды) в комитет так и не вошел, указывают собеседники «Ведомостей».

Компанию «Профитинвест» они связывают с «Роснефтью»: по словам собеседников «Ведомостей», она представляет интересы нефтяной компании. Связаться с представителями «Профитинвеста» не удалось, представитель «Роснефти» на вопросы не ответил.

В комитет кредиторов Внешпромбанка войдет заместитель начальника юридического отдела «Транснефти» Александр Менченовский, подтвердил представитель компании. Представители остальных компаний оставили вопросы «Ведомостей» без ответа.

Требования компаний, представители которых вошли в комитет, могут в совокупности превышать 66 млрд руб. «Роснефть», по рассказам источников «Ведомостей», держала во Внешпромбанке около 10 млрд руб., еще 9 млрд руб. – ее крупнейший акционер «Роснефтегаз»; примерно 18,7 млрд руб. лежало на счетах НМТП, у «Транснефти» и ее структур – около 14 млрд руб. Крупная структура МИДа – Главное производственно-коммерческое управление по обслуживанию дипломатического корпуса держало во Внешпромбанке, по данным Forbes, более 6 млрд руб. Олимпийский комитет потерял 8,5 млрд руб., писал РБК со ссылкой на его президента Александра Жукова.

Статусные клиенты

Во Внешпромбанке держали средства многие именитые клиенты. VIP-клиентом, пострадавшим от отзыва у банка лицензии, оказался, например, экс-губернатор Тульской области, советник главы региона Владимир Груздев, писал Forbes: он держал в банке от $44 млн до $50 млн. Также, по информации издания, в банке зависли деньги жены вице-премьера Дмитрия Козака Натальи Квачевой, жены главы Минобороны Сергея Шойгу Ирины, зятя главы «Транснефти» Николая Токарева Андрея Болотова, родственников члена совета директоров «Транснефти» Артура Чилингарова, членов семьи главы ОКР Александра Жукова. Там же хранились деньги сына главы администрации президента Сергея Иванова, депутата Госдумы Владислава Резника и его супруги, бывшего руководителя финансового комитета Госдумы Натальи Бурыкиной.

Налоговая служба представляет интересы Агентства по страхованию вкладов (АСВ), говорит человек, близкий к комитету кредиторов Внешпромбанка. А требования АСВ, связанные с выплаченными страховками (агентство потратило на эти выплаты около 45 млрд руб.), включаются в реестр в первую очередь.

Реестр требований кредиторов Внешпромбанка был закрыт 18 мая. По предварительным данным АСВ, 11 191 заявитель предъявил требования на 226,4 млрд руб. А активы банка оцениваются в 36,5 млрд руб. – на всех не хватит. На первоначальном этапе на выплаты кредиторам может быть направлено всего 4 млрд руб., оценивало АСВ; масштабы дальнейших выплат будут зависеть от поступления средств в конкурсную массу после реализации имущества банка и взыскания активов.

Первые, с кого кредиторы могут потребовать компенсацию, – совладелица и экс-президент Внешпромбанка Лариса Маркус и ее брат, президент Федерации бобслея России Георгий Беджамов. В марте 2016 г. Беджамов был заочно арестован, а в апреле задержан в Монако. Маркус была арестована еще в декабре прошлого года по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. В мае суд продлил срок ее ареста до 18 августа.

Вхождение в комитет кредиторов при банкротстве банка никак не влияет на выплаты, с этой точки зрения никакого преимущества у кредиторов нет, говорит партнер юридической фирмы Tertychny Law Иван Тертычный. Поскольку в банковском банкротстве прямой интерес есть у государства в лице АСВ (и к тому же АСВ выполняет функции конкурсного управляющего), то вряд ли возможен, например, вывод активов из конкурсной массы кем-либо из крупных кредиторов в свою пользу по заниженной цене, что часто имеет место в небанковских банкротствах, рассуждает он. Однако у членов комитета кредиторов больший доступ к информации, чем у тех кредиторов, чьи представители в комитет не входят, продолжает Тертычный. Если у миноритарных кредиторов нет общего представителя в комитете, они, как правило, практически лишены возможности оперативно следить за процедурой банкротства.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать