Финансы
Бесплатный
Татьяна Воронова|Татьяна Бочкарева
Статья опубликована в № 4128 от 01.08.2016 под заголовком: «Траст» оказался пирамидой

Банк «Траст» работал как пирамида – Лондонский суд

Судья не снял арест с активов бывших владельцев банка и их жен

Высокий суд Лондона отказался разморозить активы бывших владельцев «Траста» Ильи Юрова, Николая Фетисова и Сергея Беляева, а также их жен (всего ответчиков шестеро) на $830 млн. Из решения суда, в частности, следует, что арестованы счета в швейцарских банках и резиденция в графстве Кент.

В феврале 2016 г. судья Леггатт наложил арест на ряд активов в связи с иском, поданным «Трастом» (его санирует «Холдинг Открытие») к бывшим владельцам и членам их семей. Решение было принято в связи с показаниями Дмитрия Попкова, заместителя гендиректора холдинга, который входит в совет директоров «Траста».

Из решения следовало, что после кризиса 2008 г. часть кредитов перестала обслуживаться и платежеспособность банка оказалась под вопросом. Среди этих кредитов многие были выданы компаниям, принадлежавшим ответчикам, «чей бизнес потерпел крах». Юров, Фетисов и Беляев пытались маскировать токсичные активы, выдавая другим офшорам кредиты, которые шли на выплату процентов, не уменьшая тело долга, следует из текста документа. «Траст» настаивал, что так бывшие собственники фальсифицировали отчетность банка и вводили в заблуждение регулятора и кредиторов, поскольку банк не раскрывал, что в этих кредитах были заинтересованы его акционеры.

В итоге на балансе банка оказались долги многочисленных офшоров более чем на $800 млн, обеспечение по которым отсутствовало либо было недостаточным.

Дорогая голова

Мейлс упомянул оклад Юрова в $12,5 млн, указанную недвижимость (в пресс-релизе «Траста» отмечено, что это недвижимость группы Billa) и кредиты на $70 млн, которые были выданы за счет средств банка «Траст» в период, когда, по признанию Юрова, «акционеры производили свои манипуляции для сокрытия факта неплатежеспособности банка».

Сложную систему офшорных компаний курировал Бенедикт Уорсли, который утверждает, что работал «под пристальным наблюдением акционеров, в частности первого ответчика (им указан Илья Юров)», следует из текста решения. Указания распространялись как на финансовые операции с «Трастом», так и на перевод значительных сумм лично акционерам.

Аргумент Юрова для снятия ареста с активов состоял в том, что с его стороны отсутствовал какой-либо риск растраты имущества, говорится в сообщении банка «Траст». Также Юров отрицал, что владеет компаниями-заемщиками, настаивая на том, что они принадлежали банку и использовались для «управления балансом»: «круговые» сделки, единственной целью которых было отодвинуть тот момент, когда безнадежные долги «убьют» баланс, были широко распространены в России в то время».

Однако судья Стивен Мейлс счел, что такие сделки имеют мошеннический характер, говорится в решении: «Это была пирамида c экстравагантным именем». Мейлс усомнился в словах Юрова относительно того, что Центробанк знал о положении вещей: сделки не отражались на балансе должным образом.

«Ответчик получил значительные средства, но никак не заявил об этом в рамках раскрытия информации о принадлежащем ему имуществе. Также имеются неоспоримые доказательства того, что представляется попыткой растраты имущества.

Более веские доводы в пользу ордера о заморозке активов сложно придумать», – цитирует банк Мейлса.

Некоторые офшоры платят по долгам. Суд упоминает два: Willow River и RCP, которые владеют недвижимостью в Москве на $100 млн. Оба принадлежат кипрской Dianthi, подконтрольной Уорсли, однако их бенефициары – бывшие собственники «Траста», следует из решения суда. Они пытались перевести акции Willow River и RCP офшорам, связанным с «Фосагро», за $50 млн. Эти деньги, следует из документа, покупатель может заплатить в течение четырех лет, чего пока не сделал, сделка могла понадобиться, чтобы эти активы невозможно было затребовать. Получить комментарии представителя «Фосагро» не удалось. Группа «Фосагро» была крупным держателем нот «Траста»: ее «дочка» «Фосинт лимитед» купила их в 2013 г. более чем на $70 млн.

«Такое решение судьи было для нас ожидаемым. Причем с точки зрения перспектив работы по возврату активов не меньшее значение имеют формулировки, которые использовал судья, который отметил, что у «Траста» в данном деле есть очень прочная доказательственная база. Это напрямую не приближает нас к возврату средств, которые были утрачены банком вследствие действий бывшего руководства, но, несомненно, делает наши позиции еще более сильными. В любом случае, мы понимаем, что процесс поиска и взыскания активов займет много времени и пока рано оценивать, сколько средств удастся вернуть», – указал директор юридической дирекции «Траста» Сергей Массарский.

Связаться с представителями ответчиков не удалось.