Статья опубликована в № 4201 от 11.11.2016 под заголовком: Своя валюта ближе к делу

Валютный долг крупнейших российских компаний почти не изменился, несмотря на девальвацию

Просто занимают они теперь не за рубежом, а в российских банках, выяснило АКРА
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Спустя почти два года после девальвации рубля валютный долг крупного российского бизнеса снизился совсем незначительно, следует из исследования Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), с которым ознакомились «Ведомости». Эксперты проанализировали финансовые показатели 80 крупных компаний. За шесть месяцев 2016 г. их валютный долг составил $223 млрд, это на 2,5% ниже, чем в 2014 г., и на 10%, чем в 2013 г. (см. график на стр. 14).

Валютный долг всего корпоративного сектора менялся аналогично: с конца 2014 г. он снизился на 4% до $475 млрд. Из-за девальвации рубля доля валютного долга в портфеле крупных российских компаний выросла до 70% с 69% в 2014 г. и 63% в 2013 г.

В 2014–2015 гг., когда многие компании понесли убытки из-за значительной переоценки долга, были ожидания, что, по крайней мере, часть валютных заимствований будет постепенно конвертироваться в рубли, говорит автор исследования, замдиректора группы корпоративных рейтингов АКРА Евгений Обыдов. Далеко не все заемщики имели так называемое натуральное хеджирование за счет валютной выручки, объясняет он. Более того, в 2014–2015 гг. были случаи, когда крупные заемщики конвертировали свой долг в рубли, добавляет Обыдов, приводя в пример ВТБ и Газпромбанк, которые в сентябре 2015 г. согласились конвертировать часть долларового долга «Мечела» в рубли и перенести сроки его погашения. Частично валютный долг замещали и нефтегазовые компании: например, «Газпром нефть» размещала рублевые бонды, напоминает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

Среди валютных заемщиков лидируют экспортно-ориентированные отрасли, говорится в исследовании. Это закономерно: валютная структура долга должна соответствовать выручке компании, напоминает старший аналитик «Атона» Александр Корнилов. У нефтяников, химиков, а также металлургов и других горнодобывающих компаний валютный долг составляет 80% портфеля. Для сравнения: в транспортной и телекоммуникационной отраслях доля валютного долга – 56 и 38% соответственно, в остальных отраслях – не больше 10–15%.

Из-за санкций ЕС и США, которые закрыли ряду российских компаний и банков внешние рынки для долгосрочного валютного финансирования, изменилась структура валютного долга российских компаний, указывают эксперты АКРА.

Внешний корпоративный долг сократился на 12%, а банковское валютное кредитование выросло на 11%, в том числе за счет валютной ликвидности, которую предоставил ЦБ.

Естественно, банки выиграли от перехода к ним крупных заемщиков, говорит директор финансового департамента банка «Ак барс» Айрат Шарапов. Проблем с валютным финансированием нет – основным источником валютных ресурсов после 2014 г. стали депозиты физических лиц, объясняет он. У банков нет значительных внешних валютных обязательств, кроме того, банковский сектор накопил достаточный запас ликвидных активов в иностранной валюте, говорит начальник аналитического департамента «Нордеа банка» Дмитрий Феденков. Но даже если возникнут какие-то сложности с исполнением валютных обязательств, у Центробанка есть необходимые инструменты рефинансирования, добавляет он.

В декабре 2014 г. ЦБ поднял ключевую ставку сразу на 6,5 п. п. до 17% годовых, сейчас она снизилась до 10%. Крупный бизнес скачок почти не заметил: с 2013 г. средняя эффективная ставка по кредитному портфелю компаний в первом полугодии выросла всего на 1,8 п. п. до 8,7%, подсчитали аналитики АКРА.

Компаниям помогла структура портфеля: на конец 2013 г. 61% составляли обязательства с фиксированной ставкой, а доля краткосрочного долга по компаниям не превышала 21%. При этом недавнее снижение ключевой ставки ЦБ еще не отразилось на стоимости кредитования крупных компаний, это произойдет в 2017 г., указывают эксперты агентства.

Такая волатильность заставила банки переходить на кредиты с плавающей процентной ставкой, говорится в исследовании. Это позволяет хеджировать риски на случай падения ставок, сказала директор департамента коммерческой стратегии и маркетинга Росбанка Виктория Дьячкова. «Мы стараемся не брать на себя риски изменения процентных ставок и длинные деньги – [на срок] свыше года – выдаем по плавающей ставке», – подтверждает начальник управления корпоративного бизнеса банка «Глобэкс» Антон Кузьменко. По его словам, это удобно и клиентам.

Крупные компании, в свою очередь, стали меньше занимать на облигационном рынке, где доля займов с плавающей ставкой исторически невысока: в пределах 10%. В результате доля кредитов с плавающей ставкой в портфеле крупных компаний существенно выросла: если в конце 2012 г. она составляла 35%, то по итогам шести месяцев 2016 г. – уже 45%.

За последние годы долговая нагрузка крупного корпоративного бизнеса выросла: если в 2012 г. показатель общий долг/FFO до процентов и налогов составлял 1,5, то по итогам шести месяцев 2016 г. – уже 2,3. Впрочем, долговая нагрузка для большинства отраслей комфортна, оговариваются эксперты. Наименее закредитованы нефтегазовая и электроэнергетическая отрасли, телекоммуникации и розничная торговля, их уровень долга не превышает 2FFO до налогов и процентов. При этом большая часть долга крупных компаний по-прежнему долгосрочная, на краткосрочные займы приходится только 25% портфеля. Лучшее положение у химических и нефтегазовых компаний: доля их краткосрочного долга составляет 18%, заключают в АКРА.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more