Финансы
Бесплатный
Линлин Вэй
Статья опубликована в № 4221 от 09.12.2016 под заголовком: Маскировка по-китайски

Китайские банки спрятали $2 трлн кредитов

Чтобы не делать резервы и выдавать новые ссуды, они замаскировали их под инвестиционные инструменты

Город Хаймэнь в 2014 г. попросил у Bank of Nanjing кредит в $29 млн на строительство жилого комплекса. Банк деньги дал, но отразил их на балансе как инвестиционный инструмент, по которому надо создавать минимальные резервы, рассказали WSJ люди, знающие подробности этой истории. В III квартале таких инструментов на балансе Bank of Nanjing было $39 млрд, что почти равно его кредитному портфелю. В июне у 32 публичных банков (70% банковских активов страны) было $2 трлн замаскированных кредитов против $334 млрд в конце 2011 г. (данные Wind Information).

«Стремительный рост инвестиционной активности банков означает скрытые кредитные риски, что может угрожать финансовой безопасности», – утверждает председатель комиссии по регулированию деятельности банков Шан Фулинь. По оценке UBS, не учтенными в статистике Народного банка Китая (НБК) в 2015 г. оказались кредиты на 16,5 трлн юаней ($2,4 трлн) по сравнению с $712 млрд в 2014 г. – это инвестиционные инструменты, которые коммерческие банки держат на балансах теневых структур.

Власти не хотят закручивать гайки слишком сильно, поскольку у них уже есть печальный опыт. В 2013 г. НБК спровоцировал кризис на рынке межбанковского кредитования, ужесточив регулирование.

Если бы банки отражали все кредиты на балансе, им бы пришлось привлекать дополнительные $212 млрд капитала, что сопоставимо с $262 млрд, привлеченными в капитал всеми китайскими банками в 2015 г., подсчитал аналитик UBS Джейсон Бедфорд.

Маскировка кредитов позволяет банкам продолжать кредитовать проблемных клиентов, в том числе строителей и финансовые компании, созданные региональными правительствами. У Bank of Luoyang в 2015 г. 90% кредитов, отраженных как инвестиции, были выданы на финансирование строительных проектов в Чжэнчжоу (данные рейтингового агентства China Chengxin International Credit Rating).

Потери уже начались. Evergrowing Bank выдал в 2013 г. $538 млн инвестфирме и отразил этот актив как инвестицию. В резервы он направил вчетверо меньше, чем если бы учел его как кредит. Дефолт фирмы по кредиту в 2014 г. стоил банку 60% чистой прибыли за 2013 г.

Bank of Nanjing был создан в 1996 г. и вскоре стал крупным игроком на рынке китайских госбондов. Но ограничения сдерживали его инвестиционную экспансию, и в 2013 г. он учредил Xin Yuan Asset Management, в которую под видом инвестиций выводил кредиты. В 2014 г. Bank of Nanjing выдал $29 млн Haimen Development and Investment, принадлежащей городу. У нее на каждые 100 юаней активов приходится 60 юаней долга. Кредит был оформлен как инвестиционный продукт Xin Yuan с доходностью 8,8% годовых. Bank of Nanjing предлагает этот продукт розничным клиентам.

Haimen Development строит жилой комплекс, чтобы переселить в него фермеров – сейчас такое происходит по всей стране. Но с инфраструктурой дела обстоят неважно, и половина квартир пустует.

Другой проект Bank of Nanjing – индустриальный парк неподалеку от Наньцзина, на который он выделил $23 млн. Хотя к парку ведет новая дорога, а сам он активно застраивается, компании не спешат туда перебираться. «Парк здесь уже много лет, но бизнеса в нем я не видел», – говорит строитель У Хаоюань, работающий на соседнем объекте.

В 2013–2015 гг. Bank of Nanjing удвоил активы, а за январь – сентябрь заработал на 23% больше прибыли, чем годом ранее. На плохие кредиты приходится менее 1% его активов. Формально у банка достаточно капитала, но с учетом теневых кредитов его капитал первого уровня будет ниже требуемых регуляторами 6,7%, говорит Бедфорд. В июне S&P понизило прогноз рейтинга Bank of Nanjing со «стабильного» до «негативного» из-за проблем с капиталом, а затем по просьбе банка отозвало рейтинг. Но банк это мало беспокоит, так же как и отдача от инвестиционных проектов, поскольку правительство обычно помогает банкам. «Все банки стараются вывести кредиты за баланс, – отмечает сотрудник Bank of Nanjing, – единственный риск, который у нас есть, – это суверенный риск».

Перевела Татьяна Бочкарева