Статья опубликована в № 4287 от 24.03.2017 под заголовком: Сбербанк может увернуться от иска

Американский иск к Сбербанку и Герману Грефу на $750 млн может быть отменен

Один из ответчиков по нему нашел способ отстранить истца от дела

Назначенные на 20 апреля слушания в суде Южного округа Нью-Йорка по делу PPF Management (не имеет никакого отношения к чешской PPF Group) против Сбербанка, его президента Германа Грефа и др. (см. врез) на $750 млн могут не состояться. 12 апреля тот же суд будет рассматривать прошение одного из ответчиков по делу – Алексея Базарнова. Он просит дать ему полномочия представлять интересы бывшего владельца крупнейшего в России производителя щебня «Павловскгранита» Сергея Пойманова в этом деле.

В конце прошлого года Пойманов переуступил права требования к Сбербанку, Грефу и др. зарегистрированной в штате Делавэр PPF Management. А та подала иск на $750 млн, обвиняя ответчиков в рейдерском захвате «Павловскгранита».

Базарнов – финансовый управляющий по делу о банкротстве Пойманова в России. Он просит американский суд признать банкротство Пойманова в России «основным иностранным разбирательством», а также назначить ему статус «иностранного представителя» Пойманова в суде США. Это следует из дела, опубликованного в электронной системе американского правосудия. Базарнов отмечает, что Пойманов признан банкротом, все его имущество по российскому законодательству должно было быть помещено в конкурсную массу, в том числе и права взыскивать с третьих лиц возмещение по суду. Уступка прав требования третьим лицам неправомерна, заключает Базарнов.

«Базарнов – участник сговора, и поэтому он априори не может представлять мои интересы ни в России, ни на Кипре, ни даже на Марсе», – возмущен Пойманов. На каких условиях бизнесмен переуступил права требования PPF, он не говорит.

Кто в ответе

Ответчики по иску PPF – Сбербанк, его президент Герман Греф, «Сбербанк капитал» и его гендиректор Ашот Хачатурянц, «НЭО центр» и его вице-президент Олег Греф, совладелец Национальной нерудной компании Юрий Жуков, а также еще несколько юридических и физических лиц.

Базарнов стал финансовым управляющим Пойманова по иску о банкротстве физлица в середине 2016 г. Согласно документам московского арбитражного суда основной кредитор Пойманова – Suintex Limited. Компания в 2011 г. получила от ООО «Атлантик» право требовать с бывшего бизнесмена 2,1 млрд руб.

Само ООО «Атлантик» получило право требовать с Пойманова 4,6 млрд руб. от «Сбербанк капитала», а тот – от Сбербанка. Долг у Пойманова образовался, когда в 2010 г. принадлежащий ему «Павловскгранит-инвест» перестал обслуживать кредит Сбербанка на 5,1 млрд руб. (по этому кредиту у бизнесмена было личное поручительство).

PPF в иске от ноября 2016 г. утверждает, что Базарнов в сентябре попытался заменить юридическую фирму, представляющую интересы Пойманова в кипрских судах. Пойманов подтверждает это и добавляет, что замена юрфирмы пока не произошла полностью. Но если процесс завершится, то другие юристы, нанятые уже Базарновым, могут отозвать все его требования из кипрских судов на общую сумму 200 млн евро.

Базарнов от комментариев отказался.

Действительно, поскольку Пойманов – банкрот на территории России, в его интересах действует финансовый управляющий, при этом он учитывает и интересы кредиторов, которые намерены частично вернуть свои долги, говорит партнер BMS Law Firm Денис Фролов. «Вполне возможно, что Сбербанк хочет закольцевать схему, заменить представителя Пойманова в суде и таким образом снять все претензии к ответчикам», – считает Фролов. Но даже если суд Южного округа Нью-Йорка отвергнет заявление Базарнова и удовлетворит иск PPF, а та поделится выигрышем с Поймановым, то эти деньги все равно должны будут пойти в счет частичного погашения задолженности, рассуждает юрист.

Представитель Сбербанка отмечает, что банк в курсе ситуации, однако «не является лицом, участвующим в данном деле». Отвечать на другие вопросы он не стал.

С точки зрения российского права финансовый управляющий в делах о банкротствах должен выступать представителем физических лиц, отмечает партнер адвокатского бюро КИАП Антон Самохвалов. Более того, финансовый управляющий имеет полное право вклиниться в процесс и выступать от имени банкрота, так как все сделки с момента начала процедуры реализации имущества совершаются только с согласия финансового управляющего, в данном случае Базарнова, говорит юрист. Если же сделка произошла без ведома управляющего, то она признается ничтожной, для этого даже не требуется постановления суда. «Другое дело – будет ли суд в США признавать банкротный процесс в России: международное право не всегда предусматривает преемственность в этом вопросе», – рассуждает Самохвалов.