Финансы
Бесплатный
Анна Еремина| Михаил Тегин|Татьяна Бочкарева
Статья опубликована в № 4372 от 27.07.2017 под заголовком: Люди в черном

Злостным нарушителям запретят работать в банках до конца жизни

ЦБ борется с главным риском – человеческим фактором

Самый главный риск на финансовом рынке – это человек», – комментировал в среду первый зампред ЦБ Сергей Швецов закон, за который ЦБ боролся почти два года. Накануне его одобрил Совет Федерации. Если его подпишет президент, банкиры, имеющие судимость за банкротство банков, могут быть пожизненно включены в черный список ЦБ. Люди из черного списка не могут занимать руководящие должности в банках и приобретать более 10% их акций.

Сейчас попасть в черный список можно максимум на пять лет, напомнила директор департамента ЦБ Людмила Тяжельникова, теперь срок повышен до 10 лет, а в особо тяжких случаях или повторного нарушения требований к деловой репутации запрет на профессию может быть пожизненным. За 10 лет процедура банкротства обычно заканчивается и тогда можно понять масштаб нарушений и вывода активов, объяснял в феврале 2016 г. тогдашний зампред ЦБ Михаил Сухов.

«Нужно сажать больше и на подольше, так как недобросовестные банкиры грабят банки и систему страхования вкладов. Она не наполняется сама по себе, это затраты банков, вкладчиков и заемщиков добросовестных банков. Только неотвратимость наказания может стать сдерживающим фактором, чтобы банкиров-мошенников стало меньше», – говорит совладелец Совкомбанка Сергей Хотимский.

Зачастую люди попадают в базу ЦБ по формальным критериям, считает банкир из черного списка. Проблема, по его мнению, не в сотрудниках и собственниках банков, а в том, что экономика не является белой. Его банк ходатайствовал перед ЦБ об отмене этого решения, но ему было отказано, рассказывает банкир, а судиться с регулятором он не видит смысла.

Редкое исключение – в сентябре 2015 г. у ЦБ выиграл бывший продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин во второй инстанции (после этого решение вступает в силу). Краснодарский краевой суд постановил исключить Разина из списка неблагонадежных, куда он попал после краха банка «Донинвест». Разин был его акционером, президентом и членом совета директоров.

«Я единственный, кто выиграл. И суд обязал ЦБ вычеркнуть меня из списка людей, которые не имеют права заниматься банковской деятельностью», – утверждал Разин в интервью «Известиям».

Несогласные с решением регулятора о включении в черный список могут обжаловать его, следует из закона: комиссия ЦБ будет рассматривать апелляции, действительно ли действия члена правления, члена совета директоров или акционера были добросовестными, сказал Швецов. По его словам, это не исключает возможность обжаловать решения ЦБ в суде.

Без срока давности

В 2015 г. британское финансовое управление FCA запретило бывшему трейдеру банка UBS Квеку Адоболи до конца жизни работать в регулируемом финансовом секторе. В 2011 г. Адоболи, трудившийся в лондонском подразделении UBS, был арестован за несанкционированные сделки, которые принесли банку $2,3 млрд убытка. Адоболи регулярно превышал лимит по рискам, а сделки по хеджированию рисков, которые он отражал в отчетности, были фиктивными. За это он получил семь лет тюрьмы, а UBS заплатил штраф в 30 млн фунтов за слабый внутренний контроль. В 2015 г. Адоболи был освобожден, но устроиться на работу не смог.

Не совсем понятно, зачем ЦБ вводит комиссию, когда всегда было право на судебную защиту, говорит банкир из черного списка. «У нас нет ничего пожизненного, кроме тюремного заключения, а запрет на профессию везде осуждается. Я против таких запретов, поскольку при принятии решения о включении в черный список есть много нюансов», – рассказывает он. Если кто-то действительно был виновен в крахе банка, то, безусловно, он должен понести наказание и сесть в тюрьму, но пожизненное исключение здесь ни при чем, добавляет он.

Сейчас заключение в черный список грозит руководителю и членам правления банка, совета директоров и акционерам, главному бухгалтеру и его заместителю, а также руководителям филиалов, где обнаружили серьезные нарушения. Закон добавляет к этому списку руководителей службы управления рисками, внутреннего контроля и внутреннего аудита, а также ответственных за противодействие отмыванию доходов.

Пожизненная дисквалификация не поможет бороться с мошенниками, поскольку они на то и мошенники, их не страшит даже уголовное наказание и тюремный срок, не то что запрет на профессию, говорит бывший председатель совета директоров «МДМ банка» и первый зампред ЦБ Олег Вьюгин, но считает эту меру справедливой: если человек пришел в банковский сектор (который очень чувствителен, поскольку люди распоряжаются чужими деньгами) хулиганить, то его надо изгнать. Остается вопрос, как это будет регулироваться, опасается Вьюгин: в базу ЦБ могут попасть и добросовестные банкиры, а в сознании нашего человека отсутствует вера в объективный суд.

«Мы полностью поддерживаем подобные инициативы, поскольку, как мы увидели за последнее время, на рынке очень активны недобросовестные бизнесмены», – говорит директор департамента нефинансовых рисков и финансового мониторинга Росевробанка Марина Бурдонова. Она считает, что пожизненная дисквалификация может сделать банкиров более дисциплинированными.

В базу данных ЦБ на 24 июля внесены сведения о 5621 руководителе (и члене совета директоров) банков и о 1029 крупных владельцах банков, говорит Тяжельникова. Из них 3889 и 1009 соответственно не могут занимать руководящие должности и приобретать более 10% акций банка. Новый закон позволит людям узнавать в ЦБ, включены ли они в его базу, сказала Тяжельникова. Регулятор также планирует раскрывать на своем сайте информацию о предписаниях, где требуется устранить нарушения в случае несоответствия деловой репутации (или неудовлетворительного финансового положения) собственников банка.