Статья опубликована в № 4171 от 29.09.2016 под заголовком: Банкиры обивают пороги

Куда идут работать сотрудники банков, лишенных лицензий

Главные бухгалтеры и руководители служб управления рисками покидают отрасль

В сентябре 2016 г. Центробанк отозвал лицензию у банка «Азия» (617-е место по чистым активам), в котором, согласно отчету по МСФО за 2015 г., трудилось всего 19 человек. В Промэнергобанке, потерявшем лицензию в августе 2016 г., средняя численность персонала в 2015 г. составляла 164 человека. В оставшемся без лицензии Байкалбанке (309-е место по чистым активам) было более 500 сотрудников. В основном отзыв лицензий коснулся некрупных банков с небольшим штатом. Однако в совокупности, по подсчетам «Ведомостей», около 20 000 банковских сотрудников лишились рабочих мест. Мест для трудоустройства тоже стало меньше: в начале 2016 г. действующих банков было 733, а в сентябре – 629. «Ведомости» решили разобраться, какие перспективы трудоустройства есть у сотрудников лопнувших банков и на каких условиях они могут получить новое место.

Серый кардинал

42-летний банкир Александр ищет работу уже шесть месяцев. Александр остался без места после отзыва лицензии у банка из первой сотни, в котором пять лет трудился зампредом правления. Его ежемесячный оклад, не считая годовых бонусов, составлял 650 000 руб. Он рассказывает, что хочет трудоустроиться в банковскую или финансовую структуру на аналогичный оклад, но согласен на меньший годовой бонус. Основной способ поиска работы Александра – через знакомых. Личные связи значат все, без рекомендаций не трудоустроиться, рассказывает он.

Найти работу члену правления, предправления или его замам из лопнувшего банка довольно трудно, особенно если человек проработал в нем больше года, говорит старший консультант практики «финансовые институты» компании Hays Дарья Аникина. Его кандидатуру должен будет одобрить Центральный банк, но, даже если банкир не входит в черный список регулятора, шанс устроиться на работу в банк невелик из-за подмоченной репутации.

Единственный путь для топ-менеджера – устроиться советником либо вице-президентом. В конце прошлого года владелец банка «Русский стандарт» Рустам Тарико нанял консультантом совладельца рухнувшего Пробизнесбанка Эльдара Бикмаева вместе с его командой. По словам Аникиной, в банке есть формальные руководители, кандидатуры которых согласованы с ЦБ, а есть управленческая команда, которая фактически руководит бизнесом, ее члены не занимают высших должностей и им не нужно получать одобрение в ЦБ. В апреле нынешнего года, как писал «Коммерсантъ», Тарико уволил зампреда правления Владимира Пышного, проработавшего в банке с момента его основания в 1999 г., и начал менять руководящий состав банка и его стратегию.

Управляющий партнер Marksman Recruitment Solution Ирина Суматохина соглашается, что в трудоустройстве банковских топ-менеджеров рекрутинговые агентства мало полезны: кандидатов такого уровня не нанимают при помощи рекрутинговых агентств. Но и знакомые не всегда помогут, говорит партнер Cornerstone Виктория Филиппова. Устроиться на аналогичную позицию топ-менеджеру банка почти не представляется возможным. Она рассказывает, как несколько знакомых членов правления банка, лишенного лицензии, ищут работу на протяжении полутора лет. Эти специалисты готовы трудоустроиться в реальный сектор, но там и собственных менеджеров хватает, говорит Филиппова. По ее данным, 90% безработных банковских топ-менеджеров согласны получать половинный бонус и даже меньше.

Риск – благородное дело

Бывший главный бухгалтер Анна работала в банке из первой сотни почти пять лет. Ее ежемесячный оклад был 300 000 руб., а годовой бонус – 15% оклада. После отзыва лицензии у банка ее кандидатура оказалась в черном списке ЦБ и опыт работы Анны в трех банках потерял всякую ценность. Анна с трудом устроилась главным бухгалтером в небольшую финансовую компанию. Теперь она получает 180 000 руб. в месяц, бонус тоже уменьшился. Анна говорит, что ее нынешняя работа является временной, она надеется, что рано или поздно ее имя вычеркнут из черного списка.

Бухгалтеру из банка-банкрота не найти работу в банке, считает предправления «Финама» Владислав Кочетков. Он вспоминает, что знакомый главный бухгалтер дагестанского банка уже два года без работы.

Армия отлученных

5362 банкира на 30 июня находились в черном списке ЦБ. В список попадают акционеры и руководители, причастные к банкротству банка либо замеченные в нарушениях за последние пять лет. Им запрещается не только работать в банках, но и приобретать свыше 10% акций любого кредитного института, напоминает Станислав Злобин, руководитель группы подбора персонала агентства «Юнити»

ЦБ вносит в черный список не только главного бухгалтера и ключевых управленцев. В марте текущего года регулятор решил добавить в перечень должностей, попадающих в черный список, руководителей службы управления рисками, службы финансового мониторинга, финансового контроля, внутреннего аудита и др. Регулятор планировал увеличить и срок запрета с 5 до 10 лет. Исключенные из черной базы данных смогут устроиться на работу в банк только после решения суда, говорил ранее зампред ЦБ Михаил Сухов. На запрос «Ведомостей» о том, был ли в итоге расширен этот список, пресс-служба ЦБ не ответила, сообщив лишь, что в июле текущего года Центробанк ужесточил требования к профессиональной подготовке руководителей служб управления рисками, внутреннего контроля, внутреннего аудита кредитных институтов (указание № 4067-У). Однако, по словам одного из банкиров, регулятор сейчас проверяет кандидатуры начальников служб управления рисками. Если претендент не пройдет проверку, он может остаться в отрасли, но на более низкой должности, например заместителя начальника отдела риск-менеджмента.

По словам Аникиной, банки из второй-третьей сотни вполне лояльно относятся к специалистам по управлению рисками из банков, лишившихся лицензий. Они считают, что рядовой сотрудник неповинен в отзыве лицензии. Кроме того, решения в небольших банках принимают не менеджеры, а акционеры. А акционеры смотрят на дело практично. Менеджеры, принимающие риски, в мелких банках зачастую зарабатывают больше коллег из крупных банков. По оценкам Аникиной, в банках с сомнительной репутацией руководитель службы управления рисками может получать 400 000–500 000 руб. в месяц, это почти в 2 раза меньше, нежели в крупном банке, но зато годовой бонус составит 12–20 окладов против 6–15 в крупных банках из топ-10.

Руководитель департамента подбора персонала для финансовых институтов агентства «Контакт» Андрей Захаров говорит, что начальники отделов управления рисками становятся топ-менеджерами в микрофинансовых организациях. Либо уходят в инвестиционные компании, обслуживающие состоятельных частных клиентов. Кроме того, розничные сети, строительные и транспортные компании с удовольствием берут их на работу как носителей знаний, полезных для получения кредитов.

Чем ниже должность риск-менеджера, тем проще ему найти работу, убежден Кочетков. Он говорит, что квалифицированных сотрудников мало: служба персонала «Финама» проверяет сотни резюме, прежде чем находит грамотного специалиста. Недавно банк «Финам», в котором трудится 180 человек, принял на работу 12 специалистов из лопнувших банков, в том числе риск-менеджеров.

По инерции

Сотрудники административных отделов и руководители среднего звена без труда находят работу в банке и часто с повышением дохода, говорит Аникина из Hays. Как правило, на административные отделы приходится 40% персонала розничного банка и 15% корпоративного банка, утверждает Захаров. Аникина вспоминает, как начальник отдела продаж и его подчиненные из разорившегося Мастер-банка были за считанные дни наняты «ВТБ 24». Банкам нужны специалисты – оценщики кредитного портфеля. Кандидат может рассчитывать на зарплату в 300 000 руб. и годовой бонус в 2–3 оклада. Банки, лишенные лицензии, не закрываются моментально – административные отделы продолжают работу минимум год, напоминает Захаров. Дольше всего работают офисы, которые производят выплаты компенсаций. Сначала сокращают тех, кто привлекал клиентов, а в последнюю очередь – специалистов по взысканию просроченной задолженности и сотрудников колл-центра. Такие кандидаты всегда нужны, говорит Аникина.