Статья опубликована в № 4630 от 14.08.2018 под заголовком: Ив Перье: Мы хотели сделать Amundi номером один в Европе по управлению активами

Что тянет вниз инвесткомпанию Amundi, управляющую активами в 1,5 трлн евро

Путем слияний и поглощений Ив Перье построил крупнейшую в Европе компанию, управляющую активами. Но, возможно, теперь ему придется менять стратегию Amundi
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Через считанные дни после того, как Ив Перье принял руководство подразделением по управлению активами Credit Agricole, он понял, что бизнес сможет выжить, только удвоившись в размере. Был конец 2007 г., и, пока другие руководители французского банка боролись с ранними проявлениями финансового кризиса, Перье принялся выстраивать стратегию. Он думал, как превратить узкоцеховую кредитную организацию с активами на 480 млрд евро в один из крупнейших инвестиционных бизнесов мира. «Мы хотели быть номером один в Европе», – говорит он.

Его первым шагом к цели было партнерство с подразделением по управлению активами бывшего работодателя и отечественного конкурента – Societe Generale. Он убедил топ-менеджеров двух банковских групп объединить усилия и выделить бизнес-единицы по управлению активами. Так в 2010 г. появилась Amundi (80% владеет Credit Agricole, 20% было у Societe Generale, который избавился от них во время IPO в 2015 г. – «Ведомости»). Последовали годы усердной работы по собиранию активов, кульминацией которой стало поглощение 12 месяцев назад за 3,7 млрд Pioneer Investments, профильного бизнеса, принадлежащего итальянскому банку UniCredit. (Два года назад Перье рассказывал FT, что преимущество Amundi в широком ассортименте инструментов. Хотя фирма «могла быть не лучшей в каждом классе активов», как минимум она могла предложить клиентам «непредвзятый совет»: «Если вы крупный американский дом по торговле облигациями, вы что, скажете клиентам, что не самое лучшее время инвестировать в инструменты США с фиксированной доходностью?» – «Ведомости»)

Параллельно Перье разрабатывал план «индустриализации» бизнеса: развитие активов под управлением при снижении стоимости самого управления. Несмотря на некоторую внутреннюю оппозицию, конечной целью было построить компанию, которая смогла бы конкурировать с самыми крупными игроками: немногими компаниями, которые составляют клуб распоряжающихся триллионом долларов, – таких как BlackRock, Vanguard и State Street. (Журнал Challenges пишет, что Перье любит цитировать Бельмондо: «Когда ребята весом в 130 кг что-то говорят, те, кто весит 60 кг, их слушают». – «Ведомости»)

Amundi вошла в этот клуб в 2016 г., всего через несколько месяцев после того, как Перье сделал ее публичной. Крупнейшее на Парижской фондовой бирже размещение принесло компании 1,5 млрд евро для исполнения стратегии поглощений. Группа, 80% которой до сих пор владеет Credit Agricole, была оценена в 7,5 млрд евро.

Но сейчас концепция Перье может быть подвергнута ревизии. За последние месяцы акции компании потеряли пятую часть стоимости в результате массового оттока активов в Италии в условиях политической нестабильности в стране. Однако проблемы Amundi выходят далеко за границы Италии: под угрозой сама суть стратегии группы, которая предполагала, что политика поглощений и масштабирования бизнеса позволит противостоять сложным проблемам, с которыми сталкивается отрасль.

«Если мы посчитаем [отток в Италии] однократным инцидентом, это прекрасно. Но если речь о начале более продолжительной тенденции, это вызывает беспокойство», – говорит Хейли Тэм, управляющий директор по европейским диверсифицированным финансовым инструментам Citigroup.

Управляющие активами играют критически важную роль в мировой экономике, например инвестируя пенсионные сбережения сотен миллионов рабочих. Но пока их влияние росло, индустрия вошла в стадию глубоких изменений, которые угрожают изменить способ ведения бизнеса.

Вознаграждение управляющих снижается, так как клиенты переходят на более дешевые продукты, а издержки растут под давлением новых мер регулирования. И в отличие от крупнейших американских игроков, которые два последних десятилетия инвестировали преимущественно в пассивно управляемые фонды, их европейские коллеги, как правило, концентрировались на традиционно более дорогих активно управляемых фондах.

Сторонники считают, что сделки Перье дадут Amundi устойчивость, необходимую, чтобы пережить эти проблемы, пока другие европейские управляющие активами вынуждены уходить с рынков и увольнять сотрудников. Но другие предупреждают: скачок роста Amundi замедлит – но не более того – наступление суровых реалий отрасли, которую Boston Consulting Group (BCG) сравнила в прошлом году с обессилевшим бегуном, разгоняющимся только под гору.

Медведь, а не акула

Два года назад Ив Перье выступал перед студентами Высшей школы экономических и коммерческих наук (ESSEC), которую окончил в 1976 г. Учащиеся нарисовали карикатуру, где изобразили его акулой. Перье удивился: «Обычно меня сравнивают с медведем, милым косолапым или гризли в зависимости от обстоятельств» (цитата по французскому журналу Challenges).
Перье родился в 1954 г. в коммуне Сьонзье на юго-востоке Франции. В 18 лет перед ним встал выбор: пойти в бизнес-школу или профессионально играть в футбол в клубе «Олимпик Лион». К вящему разочарованию отца, он выбрал учебу, пишет FT. С тех пор у него футбольные ассоциации: «Я испытываю большое уважение к [бывшему тренеру «Манчестер юнайтед»] Алексу Фергюссону. Он создал не только команду, но и великий мировой бренд, особенно в Азии. То же самое я хочу для Amundi» (цитата по FT). Финансовая карьера привела его в 1987 г. в Societe Generale, где к 1995 г. он вырос до финансового директора группы, пишет Bloomberg. В 1999 г. он перешел в Credit Lyonnais, который в 2003 г. был куплен Credit Agricole. К 2007 г. Перье стал в этом банке директором по управлению активами, ценными бумагами и отношениям с инвесторами, а в 2010 г. была создана Amundi.
Перье любит отступать от неписаных правил, рассказывает Challenges. Узел на его галстуке далек от совершенства. «Сколько раз я говорил ему сменить обувь! – возмущался лоббист Поль Бури, с которым они отдыхали вместе. – Бесполезно. Он носит эти гамаши». То же самое с домом. У финансовой элиты считается хорошим тоном завести особняк в Нормандии. Перье счастливо живет в доме в долине реки Ле-Пети-Морен. По выходным он катается на велосипеде. «Ближе чем в сотне километров его не найти», – подшучивает Бури над увлечением Перье. («Ведомости»)

СвернутьПрочитать полный текст

«Если активы остаются на прежнем уровне или сокращаются (чего мы ожидаем), то вы имеете дело с катастрофической ситуацией, когда вознаграждение падает, активы под управлением уменьшаются, а издержки растут, – говорит партнер BCG Рено Фаж. – Исторически управляющие в трудные времена просто сокращали бонусы. Но этого не хватит надолго и недостаточно в нынешних условиях. Придется им задуматься о более фундаментальных изменениях».

Неуемная тяга к расширению проникла в сферу управления активами повсюду, так как ее руководители решили, что их бизнес будет поглощен, если они не войдут в число крупнейших игроков. Стратегии M&A стали вопросом не доминирования, а выживания.

На первый взгляд это вроде сработало. Активы под управлением в 2017 г. выросли до рекордного уровня. Но большая часть этой аккумуляции объясняется возросшей прибыльностью на безудержно растущих фондовых рынках. В долгосрочной перспективе давление, которое подрывает индустрию, никуда не делось.

Один из главных факторов – продолжительное снижение вознаграждения, начавшееся в США и перекинувшееся на Европу. Растущая популярность более дешевого пассивного инвестирования, когда фонды слепо копируют индексы, вынудила классические фонды с активным управлением задуматься о создании собственных пассивных продуктов и пересмотре ценовой политики.

За последние два года поток средств, вложенных новыми инвесторами в пассивно управляемые фонды, увеличил их активы на 19%, тогда как у активно управляемых фондов прирост, по данным консалтинговой фирмы Oliver Wyman, составил 1%. На активное инвестирование приходится подавляющая часть – более 2/3 – средств под управлением, но доля пассивных вложений подрастает.

За последние годы из сферы активного инвестирования к «антагонистам» перетекли огромные суммы, но главная причина падения комиссионных – сокращение их самими фондами с активным управлением в попытке стать более конкурентоспособными. За последние три года общемировые сборы по фондам обоих видов снижались на 3% в год, гласят данные BCG. У некоторых типов фондов средние вознаграждения упали более чем на треть.

«За прошедшее десятилетие институциональные инвесторы стали более изощренными и оказывают большее давление на управляющих активами по части комиссионных вознаграждений, – говорит Фаж. – Розничные инвесторы становятся более чувствительными к расценкам, а регуляторные меры подталкивают их в этом направлении».

Управляющие активами сталкиваются и с увеличением издержек. После финансового кризиса индустрия фондов попала под лавину регуляторных актов, что привело к увеличению операционных расходов. Все они, чтобы не отстать от конкурентов, втянулись также в дорогостоящую технологическую гонку – от искусственного интеллекта и инструментов для интеллектуального анализа данных до платформенных решений.

Снижение комиссионных и рост издержек приводит к уменьшению прибыльности. BCG подсчитала, что средняя маржа прибыли от управления активами снизилась с 41% десятилетие назад до 38% сегодня. Отрасль остается высокоприбыльной, но сокращение маржи прибыли оказало глубокое влияние на то, как управляющие распределяют капитал, говорят аналитики. BCG ожидает, что показатель упадет до 36% к 2021 г. Фаж говорит, что снижение может заставить компании отказаться от ряда продуктов, уйти с некоторых рынков и сократить рабочие места. Французский фонд активного управления Axa Investment Managers в прошлом месяце объявил, что уволит до 9% сотрудников по всему миру. Отчасти это решение обусловлено необходимостью инвестировать в технологии, объясняет фонд.

В Oliver Wyman подсчитали, что инвестиционные управляющие с активами, превышающими $500 млрд, в 2 раза с лишним эффективнее тех, кто управляет менее чем $100 млрд. Однако чем сложнее бизнес, тем больше раздута его базовая стоимость. То есть затраты европейских управляющих, торгующих своими продуктами на нескольких рынках, до 20% выше, чем у их коллег из США, работающих только в Северной Америке.

По словам Перье, это давление создало индустрию, в которой крупнейшие управляющие могут пылесосить активы, сокращать издержки и реинвестировать в погоне за ростом, а самые мелкие в состоянии по-прежнему предлагать специализированные продукты премиум-класса. Те же, кто попал в середину, конкурируют с трудом.

«Есть ниши только для двух типов игроков, – говорит он. – Для тех, кто как Amundi (в каком-то смысле мы маленький BlackRock), которые будут собирателями активов, управляющими активами всех классов по всему миру. Но есть ниша и для бутиков, специализирующихся на активах определенных классов».

В ноябре 2015 г. Перье, получив благодаря IPO новые возможности, стал искать потенциальные сделки, чтобы гарантировать, что Amundi не попадет в середнячки. Одной из фирм, на которую он долго охотился, была Pioneer Investments – подразделение по управлению активами итальянского банка UniCredit. У Pioneer не очень хорошо получалось работать на рынке, где предпочитали поставщиков более дешевых инвестиционных продуктов.

Amundi SA

Инвестиционная компания

Акционеры (данные компании на 1 августа 2018 г.): Credit Agricole Group (70%), сотрудники компании (0,3%), в свободном обращении – 29,7%.
Капитализация – 12,05 млрд евро.
Финансовые показатели (первое полугодие 2018 г.):
выручка – 1,3 млрд евро,
чистая прибыль – 454 млн евро.
Активы под управлением (на 30 июня 2018 г.) – 1,5 трлн евро.

Основана в 2010 г. Компания имеет шесть инвестиционных центров – в Бостоне, Дублине, Лондоне, Милане, Париже и Токио, а также офисы в 37 странах мира. По данным Investment & Pensions Europe, компания занимает 9-е место в рэнкинге крупнейших в мире управляющих компаний (Top 400 Asset Managers) по итогам 2017 г. Активы под управлением Amundi на 31 декабря 2017 г. составили 1,4 трлн евро.

В первый раз он пытался купить Pioneer Investments в 2012 г., но сделка сорвалась, когда в UniCredit сменился гендиректор и итальянские регуляторы высказались против. Перье вернулся с новым предложением в середине 2016 г., сделка была согласована к концу года, и оплата – 3,7 млрд евро (вся сумма деньгами) – была завершена к июлю 2017 г. Объединение компаний позволит за три года сэкономить 180 млн евро издержек (в частности, из 5000 сотрудников группы в Париже, Лондоне, Дублине и Бостоне 500 должны лишиться работы, говорил ранее Перье FT. – «Ведомости»). Активы под управлением группы после сделки выросли с 850 млрд до 1,1 трлн евро.

Сделка позволила Amundi войти в круг крупнейших управляющих Европы. Обогнав Legal & General Investment Management, она поднялась с 16-го на 8-е место в мире, укоренившись в «клубе триллионников». Через год ее активы составляют $1,4 трлн, что делает ее единственным управляющим активами из Европы в десятке крупнейших в мире.

Однако бывший топ-менеджер Amundi предупреждает, что, хотя расширение было впечатляющим, существенная часть органического роста приходится на менее прибыльные бизнесы – пассивное инвестирование и операции с инструментами с фиксированной доходностью. «Я не знаю, насколько это устойчиво, – говорит он. – Со временем вы увидите, как прибыль тает».

Он добавил, что, хотя сделка помогла росту Amundi на прибыльных рынках Италии и США и дала фонду высокоэффективные инвестиционные команды Pioneer Investments, есть огромное различие в корпоративной культуре двух компаний, которое придется сглаживать.

«Ив Перье сказал бы, что в Amundi есть одна звезда и это сама Amundi, – продолжает он. – Если вы авторитетный портфельный управляющий Pioneer Investments, это не то, что вы бы хотели услышать».

Падение котировок акций Amundi в последние два месяца объяснили оттоком активов в Италии. Однако Тони Дэнг, директор по исследованиям в области акционерного капитала в Barclays, уверяет, что чрезмерная реакция рынка на проблемы в Италии не имеет ничего общего с долгосрочной стратегией Amundi, которая как компания – «отличный выбор, из лучших». По ее словам, Amundi – одна из самых дисциплинированных в сфере издержек из всех европейских управляющих активами.

Мауро Баратта, вице-президент по глобальным дистрибуционным решениям консалтинговой компании Broadridge, говорит, что интеграция бизнеса Pioneer Investments по-прежнему сказывается на деятельности компании. У двух групп было много дублирующих друг друга фондов, которые надо было закрывать или объединять. «Они все еще на этапе масштабной операции по очистке, – говорит он. – Такая реструктуризация отражается на продажах» (Перье обещал FT слить или закрыть около 300 фондов за два года. – «Ведомости»).

Перевел Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more