Костин придумал, где взять дополнительный капитал

Президент ВТБ предложил при оценке рисков использовать национальные рейтинги
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Президент ВТБ Андрей Костин предложил перейти на национальные рейтинги при оценке рисков в банковском регулировании. В интервью «Интерфаксу» он сообщил, что остается при своем мнении в отношении «Базеля III»: «Считаю, что он не для России и что эта формула все-таки больше ориентирована на западные страны. <…> Решение принято, оно должно выполняться. Центральный банк имеет на это право».

«Базель III» предусматривает, что 10 крупнейших российских банков должны создать буфер капитала, обеспечивающий значения нормативов на 3 п. п. выше, чем у остальных банков. Цена вопроса для ВТБ «за 2017, 2018 гг. – и еще предстоит 2019 г. – 450 млрд руб. капитала», сетовал Костин в сентябре прошлого года. «У меня нет сегодня рынка. Я $14 млрд поднял на рынке для банка ВТБ, больше такой возможности у меня нет. Значит, либо идти в правительство, не платить дивиденды, либо дать какую-то рассрочку мне, потому что я санкционный банк», – рассуждал президент ВТБ.

У Костина есть идея, как существенно улучшить ситуацию с капиталом: «Допустим, в чем неравенство "Базеля III" по отношению к нам и к той же немецкой экономике? Суверенные международные рейтинги немецкой экономики, немецких компаний на порядок выше, чем российских. В этом плане на тот же объем выдачи кредитов, допустим, немецкий банк тратит в несколько раз меньше капитала, чем российский. Соотношение средневзвешенных по риску активов к общим активам у российского банка в два раза выше, чем, например, в странах Центральной и Восточной Европы». Чтобы ликвидировать это несоответствие, можно было бы учитывать при расчете капитала национальную шкалу рейтингов, сказал Костин. Рейтинги по национальной шкале будут безусловно выше, чем по международной, уверен он: это позволит высвободить значительное количество капитала для банков и создать более справедливую систему учета капитала.

По словам Костина, эту идею активно поддержали в правительстве – Минфин и Минэкономразвития, но дискуссия с ЦБ еще предстоит. «Надеюсь, это позволит найти <...> правильное решение того вопроса, когда российским банкам требуется дополнительный капитал. Эту задачу можно решить, если мы перейдем по требованию капитала на российскую шкалу оценки рейтингов».

«Мы постоянно об этом с ЦБ говорим, но это их полномочия», – сообщил «Ведомостям» замминистра финансов Алексей Моисеев.

Предложение Костина перейти на национальные рейтинги при оценке рисков в банковском регулировании не является новым, регулятор его изучает наряду с альтернативным вариантом, говорится в комментарии зампреда ЦБ Василия Поздышева. «У него есть свои плюсы, мы не считаем, что российские рейтинговые агентства менее надежны, чем международные. Но есть и минусы», – отметил Поздышев. Во-первых, международная шкала напрямую не сопоставима с национальной и при переходе на национальные рейтинги не обязательно будет экономия капитала банков, указал он. Кроме того, ЦБ беспокоит, что использование национальной шкалы создаст у банков более сильную мотивацию кредитовать компании с высокими рейтингами – крупный бизнес, для которого доступность финансовых услуг и так не является проблемой, подчеркнул Поздышев: малый и средний и бизнес, у которого рейтингов нет, будет при таком подходе в ущемленном положении».

«Поэтому наряду с переходом на национальные рейтинги мы рассматриваем и другой (альтернативный) вариант регулирования кредитного риска, который основывается на формализованных критериях платежеспособности заемщиков, независимо от наличия или отсутствия у них рейтингов», – сказал Поздышев. По предварительным оценкам ЦБ, альтернативный подход к оценке кредитного риска может дать лучшую возможность для кредитования широкого круга российских предприятий, чем подход, основанный на рейтингах.

«Ведомости» направили запросы Минэкономразвития, а также крупнейшим банкам. Представитель Сбербанка от комментариев отказался. Представитель Газпромбанка сообщил, что банк приветствует более широкое использование национальной рейтинговой шкалы при оценке рисков в банковском регулировании. «Ак барс» в целом поддерживает идею. Представитель банка отмечает, что на данный момент рассчитать точную экономию капитала при переходе на национальные рейтинги невозможно.

«Такая идея – это не изменение математических законов, а изменение их интерпретации. Сам "Базель III" это не меняет, но меняет подход к нему», – говорит партнер ФБК Алексей Терехов. Национальные рейтинги использовать можно, если предположить, что эти модели отражают достоверную картину и им можно доверять, продолжает он. Но есть вопрос мотивов, замечает он: «Конечно, "Базель III" – ограничивающий инструмент для российских банков: в России другие условия экономики. Основания дискутировать о применении "Базеля III" есть, но нужно понимать мотивы. Нередко международный инструментарий ставится на ступень ниже в угоду отдельным ведомственным интересам – на "Базеле III", к сожалению, пересеклись и ведомственные, и политические, и экономические интересы». При этом, замечает Терехов, частные банки не стонут от того, что им неудобно с «Базелем III», и если изменение подхода к нему преследует мотив ограничить конкуренцию – это плохая история, считает он. В США требования «Базеля III» выполняют только те банки, что считают себя международными, напоминает он.

Россия может убедить «Базель», что такое отклонение от стандартов не является существенным, такой шанс есть, говорит бывший зампред ЦБ Михаил Сухов. В России уникальная ситуация: рейтинговая отрасль, по сути, регулируется ЦБ – он аккредитовывает агентства, одобряет методологии, поэтому здесь можно сказать, что у России есть серьезные национальные особенности, которые позволяют с доверием посмотреть на работу наших рейтинговых агентств, рассказывает он, замечая, что «Базель» может на это не пойти. Кроме того, это может быть полезно и для всего рынка, замечает Сухов: банки смогут с меньшей регуляторной нагрузкой купить бумаги компаний, которые не рейтингуются в иностранных рейтинговых агентствах.

Растянутый график

После того как осенью прошлого года Костин призывал «поприжать» скорость внедрения норм «Базеля III», ЦБ решил повременить с введением надбавок к капиталу и растянул график их внедрения. Дискуссия развернулась вокруг двух коэффициентов, увеличивающихся каждый год, – надбавки за системную значимость и для поддержания достаточности капитала. С 1 января 2016 г. надбавка для поддержания достаточности капитала составляла 0,625% и росла с каждым годом: с 2017 г. – 1,25%, с 2018 г. – 1,875%, а с 2019 г. она должна была достигнуть уже 2,5%. Надбавка за системную значимость с 1 января 2016 г. составляла 0,15%, с 2017 г. – 0,35%, с 2018 г. – 0,65%, а с начала 2019 г. – 1%. Все эти годы банки соблюдали запланированный график: им оставалось увеличить буферы последний раз – с 2019 г.

Последний этап ЦБ решил растянуть и предложил банкам повысить надбавки не одномоментно и не к 1 января 2019 г., а постепенно в течение года. Первые три квартала надбавка для поддержания достаточности капитала будет повышаться по 0,125 процентных пункта (п. п.), а к 1 января 2020 г. вырастет на оставшиеся 0,25 п. п.

Считалка Костина

Единственная санкция за несоблюдение величины надбавок – нераспределение прибыли, т. е. невозможность выплатить дивиденды. В интервью «Интерфаксу» Костин сообщил, что сейчас идет «считалка»: «Нам надо посмотреть по итогам прошлого года, по ситуации этого года, с учетом графика Центрального банка по докапитализации, сколько нам потребуется потратить прибыли, чтобы соответствовать нормативам. А оставшаяся часть пойдет в дивиденды». По его словам, банк не может распределять дивиденды, пока не выполнит требования по капиталу, «поэтому очередность такая: капитал – сначала, дивиденды – потом».

Решение по дивидендам наблюдательный совет ВТБ утвердит в апреле, сказал Костин. Основной получатель дивидендов госбанка – бюджет (60,93% акций ВТБ принадлежит Росимуществу).

В прошлом году наблюдательный совет госбанка принял решение по выплате дивидендов 16 апреля. За 2017 г. ВТБ выплатил дивиденды на все виды акций в размере 73,5 млрд руб. (61% его чистой прибыли по МСФО). А за 2016 г. госбанк направил на дивиденды 62,3 млрд руб.

В августе этого года ВТБ улучшил свой прогноз по чистой прибыли, сообщив, что надеется получить 170 млрд руб. по МСФО (прежний прогноз – 150 млрд руб.). Банк, скорее всего, превысит эту планку, сказал Костин 22 января: «Год был хороший, мы спокойно выполняем задание по прибыли (цитата по «Интерфаксу»). Мы даже перевыполняем те планы, которые закладывали в нашу стратегию, с выходом на 200–220 млрд руб. прибыли в 2019 г. Я думаю, мы все эти параметры будем выполнять – надеюсь, если, конечно, ничего не произойдет из ряда вон выходящего в этом году».

Читать ещё
Preloader more