«Сбер» делает ставку на нефинансовые услуги

В 2023 г. компания планирует войти в тройку лидеров на рынке электронной коммерции
Планы «Сбера» кажутся экспертам слишком оптимистичными /Максим Стулов / Ведомости

Основная цель «Сбера» до 2023 г. – построение интегрированной экосистемы, заявил его глава Герман Греф, представляя новую стратегию компании. При этом уже по итогам 2023 г. «Сбер» намерен войти в тройку лидеров рынка электронной коммерции.

«Бизнес на нефинансовых рынках будет расти на 100% ежегодно, доля доходов от нефинансовых сервисов в чистом операционном доходе группы на горизонте 2030 г. достигнет 20–30%», – добавил Греф. Сейчас доля доходов «Сбера» от нефинансовых сервисов составляет 1%. Кроме того, в стратегию заложены рост базы активных розничных клиентов с 98 млн до более 100 млн человек и расширение аудитории мобильного приложения с 64 млн до 75 млн пользователей в месяц.

«За последние три года наши активы под управлением удвоились и составили 1,7 трлн руб., – заявил первый зампред правления «Сбера» Александр Ведяхин, который также принял участие в презентации стратегии. – К 2023 г. мы планируем нарастить их более чем в 1,5 раза до 2,6 трлн». Главной же целью «Сбера» на ближайшие два года Ведяхин назвал создание рынка массовых инвестиций, предсказав, что доля инвестиций в сбережениях клиента банка к 2023 г. увеличится с 13 до 23%. Вместе с тем планируется расширить бизнес страхования, развивая автострахование, ДМС, а также корпоративное имущественное страхование. А развитие платформы «Домклик» должно позволить «Сберу» увеличить ипотечный портфель на 30% за ближайшие три года.

Эксперты оценивают планы «Сбера» по резкому наращиванию небанковских доходов довольно сдержанно. Младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский считает, что для этого будет необходимо либо создать высокотехнологичную структуру с соответствующим объемом выручки, «либо войти с такой структурой в некую форму слияния».

«Однако число таких свободных структур сейчас и в ближайшие годы будет очень небольшим, – уверен Путиловский. – При этом гипотетическому маркетплейсу нарастить банковские сервисы проще (например, через покупку банковской лицензии, «не продаваясь» при этом «Сберу»), чем «Сберу» нарастить выручку своих небанковских сервисов в таком объеме». Успешная высокотехнологичная компания с большими перспективами просто не захочет терять независимость, уверен эксперт.

Руководитель группы по оказанию услуг компаниям финансового сектора «Делойт» в СНГ Максим Налютин соглашается, что «небанковские сервисы, безусловно, будут являться главным драйвером для роста выручки «Сбера», но отмечает, что в области небанковских сервисов ему «придется побороться за лидирующее положение с такими классическими игроками этого рынка, как «Яндекс» и Mail.ru Group».

Юрий Грибанов, генеральный директор Frank RG, указывает, что небанковские сервисы – непрофильный бизнес для «Сбера» и у него существует лишь два пути роста доли на этих рынках: либо покупка готовых успешных бизнесов, либо выращивание собственной компетенции. Главный риск в случае покупки, по его мнению, – вероятность, что компании не смогут достигнуть интеграционных договоренностей, «но выращивание собственной компетенции еще более рисковый путь».

«Уравновешивает все эти риски диверсификация, – полагает Грибанов. – Понятно, что «Сбер» будет работать во множестве небанковских сегментов. Какие-то из его проектов, вероятно, выстрелят, какие-то умрут. Это классическая венчурная стратегия».

Георгий Ващенко, начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом финанс», обращает внимание, что основу клиентской базы «Сбера» составляют пенсионеры и бюджетники, у которых немного потребностей в такого рода услугах. «Безусловно, банк будет по максимуму пытаться продвигать все услуги, но наиболее востребованы небанковские сервисы как раз среди наиболее платежеспособной группы клиентов – корпораций, крупных зарплатных клиентов, ипотечных заемщиков», – заключает эксперт.