Россиянам все сложнее платить по кредитам

Темпы роста количества должников с просроченными потребкредитами за год удвоились
Около 80% должников просрочили один долг, 15% – два, 3,5% заемщиков вовремя не вносили платежи по трем ссудам, а еще 1,5% – как минимум по четырем / АНДРЕЙ ГОРДЕЕВ / ВЕДОМОСТИ

За кризисный год россияне стали хуже обслуживать банковские займы, а клиенты микрофинансовых организаций (МФО), имеющие кредитные карты, вынуждены брать займы на погашение ежемесячных платежей. По расчетам Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), доля ежемесячных доходов, которую граждане направляют на погашение просроченных долгов, не превышает 10%, в то время как до начала пандемии она составляла около 20%. При этом количество должников с просроченными потребительскими кредитами за год выросло на 8% и на конец января достигло 5,4 млн человек, тогда как в прежние годы прирост вышедших на просрочку заемщиков не превышал 4–5%.

В НАПКА подсчитали, что около 80% должников просрочили один долг, 15% – два, 3,5% заемщиков вовремя не вносили платежи по трем ссудам, а еще 1,5% – как минимум по четырем. По оценке аналитиков ассоциации, при обслуживании одной задолженности просрочка возникает в 10% случаев, двух ссуд – уже в 15%, трех – почти в 30%. Если же речь идет о четырех кредитах, то вероятность выхода на просрочку превышает 50%.

«В зоне риска оказался практически каждый второй заемщик, имеющий открытый необеспеченный кредит, – говорят в НАПКА. – Безусловно, меры поддержки позволили избежать реальных массовых дефолтов. Однако тем, кто не смог справиться с долговой нагрузкой и не подходил под требования кредитных каникул, понадобится минимум 6–7 месяцев, чтобы возобновить платежи».

Председатель комитета по финансовому рынку Госдумы РФ Анатолий Аксаков считает, что с учетом ослабления пандемии количество просрочек должно начать снижаться. «Можно надеяться, что российская экономика постепенно преодолеет негативный эффект пандемии и количество неплатежей или несвоевременных платежей по кредитным обязательствам не будет превышать нормальный уровень», – говорит он.

Иван Лонкин, начальник управления клиентских отношений СДМ-банка, тоже полагает, что, если пандемия отступит, заемщики снова продолжат платить по кредитам и сегодняшний уровень просрочки снизится. «В дальнейшем процент просрочки будет зависеть от наличия рабочих мест и уровня доходов у населения», – уверен он.

Надежда Караваева, старший аналитик банковских рейтингов Национального рейтингового агентства, одной из главных причин роста просрочек считает тот факт, что кредитные каникулы и другие послабления оказались доступны не всем заемщикам, пожелавшим на время снизить платежи по кредитам: из 3,3 млн обращений физлиц по вопросу реструктуризации задолженности (в том числе получения кредитных каникул) по 1,2 млн заявлений был получен отказ.

В то же время опрос, проведенный микрофинансовой организацией «Лайм-займ», показал, что 50% клиентов МФО, имеющих кредитные карты, в течение последних шести месяцев брали займы на обслуживание своих карт. Наиболее популярным видом трат по кредитным картам 75% респондентов назвали расходы на продукты, на 2-м месте – издержки на транспорт и бензин. Кроме того, респонденты отмечали, что с помощью кредитных карт оплачивали ремонт в доме, образовательные курсы и покупки в интернет-магазинах.

«При наступлении финансовых трудностей заемщики, вместо того чтобы рассказать о своих проблемах банку, предпочитают «перекредитоваться» в МФО, тем самым еще более усугубляя свое финансовое положение, – констатирует исполнительный директор компании Creditter Фарида Валуева. – Наша рекомендация – если есть просрочка, не надо брать еще один заем. Нужно обязательно попробовать договориться с кредитором – программы лояльности сейчас существуют в любых банках».

Вместе с тем она подчеркивает, что государство не может списать все долги, поэтому в данном случае применительно к заемщикам будет работать формула «помоги себе сам». По мнению Караваевой, поскольку МФО выдают в основном небольшие кредиты и доля МФО в розничном кредитовании составляет лишь чуть более 1% задолженности от портфеля розничных банковских кредитов, «пока нельзя говорить ни о массовости, ни о высоком риске перекредитования населения».