Что рынок думает о предложении ЦБ ограничить инвестиции в экосистемы

Банкиры и эксперты поддерживают введение лимитов для таких активов
Предложенные ЦБ изменения затронут в первую очередь Сбербанк, ВТБ, «Тинькофф банк»  /Сергей Гунеев / РИА Новости

Банк России в новом докладе поделился с рынком планами по ограничению вложений банков в экосистемы. Именно они сейчас главные строители экосистем в России – регулирование в первую очередь затронет Сбербанк, ВТБ и «Тинькофф банк». Инвестиции в нефинансовые активы будут лишь расти, и, если не озаботиться вопросом сейчас, предупреждает ЦБ, это станет угрозой для кредиторов, вкладчиков и всей финансовой стабильности.

Одними экосистемами и связанными с ними инвестициями Банк России предлагает не ограничиваться и пойти дальше – ввести понятие иммобилизованных активов (ИА). Это зачастую нерабочие активы, которые снижают способность банка абсорбировать убытки. Если такие активы недостаточно покрыты капиталом, риски их обесценения могут нести угрозу для финансовой устойчивости банка. В список ИА помимо экосистем вошли инвестиции в операционные и холдинговые компании, паевые фонды, материальное имущество (вложения в IT-инфраструктуру, недвижимость, транспорт) и нематериальные активы (дата-сеты, программное обеспечение, интеллектуальные права, бренд).

«Банки инвестируют средства вкладчиков в новый бизнес, в свою экспансию. Отдачи от этих бизнесов могут быть и меньше, и позднее, чем ожидает банк, который находится в центре экосистемы. И мы должны защищать интересы вкладчиков, инвесторов. Все-таки человек вправе рассчитывать, что если он привнес деньги в банк, то не его проблема, насколько будет прибылен онлайн-кинотеатр или даже сеть онлайн-кинотеатров, которой банк владеет». Февраль 2021 г.

Эльвира Набиуллина
председатель Банка России

Некоторые банки уже накопили существенные объемы таких активов. Чистая балансовая стоимость вложений крупнейших 30 банков в ИА составляет 2,4 трлн руб. (около 20% капитала), а регулятивным капиталом они покрыты только на 0,4 трлн руб., или на 15%. Это негативно влияет на качество капитала и способность абсорбировать убытки. ИА – это как холестерин, считает руководитель департамента банковского регулирования ЦБ Александр Данилов: «Когда концентрация низкая, это не страшно, он в организме нужен. Но когда его много, возникают холестериновые бляшки, что препятствует движению крови в организме. Когда их (ИА. – «Ведомости») много, это, по сути, замороженные активы, они не работают».

Решить проблему ЦБ предлагает, по его мнению, самым сбалансированным способом из трех возможных (а среди них и полное покрытие капиталом каждой инвестиции) – внедрением риск-чувствительного лимита (РЧЛ) для ИА в процентах от капитала. Лимит концентрации регулятор предлагает установить в 30%. Работать РЧЛ будет так: каждой группе ИА (всего их три в зависимости от степени риска) присваивается коэффициент для расчета вычета из капитала – чем он выше, тем меньше активов укладывается в лимит. Если с поправкой на этот коэффициент ИА банка превысят 30%, то «лишние» активы потребуется покрыть капиталом или же продать в рынок, чтобы высвободить лимит.

Слишком большое превышение лимита может приводить к нарушению надбавок к капиталу, что ограничит возможности платить дивиденды, а в экстремальных случаях приведет к пробитию нормативов и необходимости докапитализации.

«У нас маржинальность у всех основных [компаний] – 30–40%. Но пока рынок не насыщен услугами и можно занять большую долю рынка, конечно же, все будут биться за то, чтобы инвестировать, временно жертвуя доходностью. Если посмотреть на различные рынки, это может продолжаться и 10 лет». В интервью РБК,  апрель 2021 г.

Герман Греф
председатель правления Сбербанка

ЦБ не раскрыл, когда именно он собирается ввести новые правила. Но с учетом поэтапности внедрения у банков будет достаточно времени, чтобы спланировать свои действия по управлению лимитом и активами, не доводя до нарушения нормативов, надеется ЦБ. Он предлагает распространить РЧЛ на банки с универсальной лицензией, а внедрять на индивидуальной и консолидированной основе, чтобы избежать регуляторного арбитража.

Введение РЧЛ даст банкам возможность развивать новые сервисы и инвестировать в адекватном размере, если их вложения в ИА с определенного уровня будут полностью обеспечены деньгами акционеров. Если инвестиции будут успешными, акционеры получат дополнительный доход, если нет – интересы клиентов банков не пострадают, объясняет логику ЦБ. С другой стороны, это поддержит конкуренцию и позволит существенно снизить нежелательные последствия экспансии банков в другие сферы бизнеса: у них будет стимул не накапливать избыточные ИА, а, наоборот, продавать их для высвобождения лимита.

Пока даже у самого крупного строителя собственной экосистемы – Сбербанка – вложения в экосистему не превышают 3% от капитала: инвестиции банка в нефинансовые активы на конец 2020 г. составили около 150 млрд руб. С 2017 г. на развитие своей экосистемы госбанк потратил $1 млрд, или 3% чистой прибыли. Выручка нефинансового бизнеса Сбербанка по итогам 2020 г. составила 71,4 млрд руб., тогда как выручка всего банка – 3,37 трлн руб. Представитель Сбербанка говорит, что в банке доклад пока изучают и считают комментарии преждевременными.

Эксперты частично поддерживают выбранный ЦБ подход. В ВТБ (развивает экосистему по пути партнерств) не вполне согласны с определением ИА. Это активы, которые позволяют банку предоставлять клиентам качественные и комплексные услуги, наращивая тем самым как клиентскую базу, так и рентабельность своей деятельности, а это значит, что и устойчивость капитальной базы банка, говорит член правления госбанка Максим Кондратенко. В банке не спорят с идеей лимитировать операции с такими активами, но считают, что лимит должен учитывать эффективность вложений и не ограничивать банки в выстраивании качественного клиентского пути. При этом в рамках внутренних процедур оценки достаточности капитала ВТБ на консолидированной основе уже учитывает риски, связанные с такими активами, и покрывает их капиталом, говорит Кондратенко, по сути, это является реализацией подхода, о котором говорит Банк России.

Подход ЦБ к регулированию не коснется «МТС банка», объем непрофильных активов которого нематериален в сравнении с капиталом первого уровня, замечает его представитель: экосистема МТС строится на основе телекомоператора, таким образом, инвестиции в экосистему осуществляются с баланса не банка, а группы.

Введение лимитов на вложения в невозвратные активы, к которым относятся экосистемы, является логичным и эффективным, считает зампред правления Совкомбанка Олег Машталяр.

Доходы от любых вложений в ИА сложно прогнозировать вне зависимости от того, связаны они с развитием экосистем или нет, поэтому общий лимит на такие вложения – хорошее решение, говорит управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков. Распространять подход надо на непрофильные вложения в целом, особенно в недвижимость и производственные активы, согласна старший кредитный специалист Moody’s Ольга Ульянова: именно последние два вида активов пока превалируют среди непрофильных. Кроме того, можно частично (сверх определенного лимита) распространить этот подход на инвестиции в нефинансовые дочерние компании, считает управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов: несмотря на то что направления их деятельности не дублируют банковские операции, такое участие в капитале может быть существенным источником дополнительных расходов (на финансирование деятельности), приводить к аккумулированию низколиквидных активов на балансе, точно так же ухудшая состояние ликвидности.

Внедрение РЧЛ будет мотивировать банки тщательнее отбирать проекты и планировать их развитие, чтобы на балансе не накапливались вложения в «неудачные» проекты и направления бизнеса, продолжает Беликов. Также РЧЛ позволит выделить кластер средних и небольших банков с избыточным уровнем непрофильных активов, но не повлечет техническую потерю капитала, особенно если до вступления новаций в силу банки проведут работу по расчистке баланса.

Предложенный ЦБ механизм привлекателен тем, что создает более комфортные условия для развития российских экосистем на текущем этапе, пока они еще сравнительно невелики и им сложно противостоять иностранным конкурентам, добавляет Волков. Но в перспективе это будет подталкивать банки к выделению экосистем, которые стали уже очень большими по сравнению с капиталом, в отдельные компании с продажей части акций сторонним инвесторам. По словам Волкова, это создаст условия для большей открытости экосистем, но само по себе не гарантирует такого развития событий. Открытость экосистем должно обеспечить регулирование в этой сфере, уверен эксперт.

Поскольку предлагаемые лимиты будут устанавливаться в процентах от капитала и с учетом того, что крупнейшая банковская группа в России по своему капиталу почти втрое превышает вторую и в 25 раз – десятую по размеру группу, рассчитывать на выравнивание конкурентных условий исключительно за счет РЧЛ не приходится, считает Ульянова. С ней согласен Беликов. По его мнению, перспективы открытых экосистем и партнерских моделей возрастут, так как будет ограничен размер индивидуальных вложений в собственные закрытые проекты. Но если крупные банки, исходя из размера капитала, имеют возможность развивать экосистемы почти в любом удобном формате, то средние и небольшие могут уже превышать РЧЛ в части имущественных вложений, никак не связанных с развитием экосистем. Впрочем, для них перспективы развития экосистем ограничены в первую очередь с позиции ресурсов и расходов, так что пока главной задачей является стимулирование именно крупных игроков к созданию инфраструктуры, предполагающей участие независимых игроков, резюмирует Беликов.