Олег Тиньков и «Тинькофф банк» поспорили о бренде

По официальным данным, банк не владеет товарными знаками «Тинькофф», а только использует их
В настоящее время и банк, и страховая компания сохраняют названия, содержащие в фирменном наименовании фамилию основателя, так как закон охраняет фирменное наименование, которое принадлежит самой компании / Евгений Разумный / Ведомости

Олег Тиньков попрощался с Россией и своим бизнесом: он «за копейки» продал свою долю в группе «Тинькофф» «Интерросу» Владимира Потанина, а также забирает из России бренды Tinkoff и La Datcha – они принадлежат его семье, написал бизнесмен в своем Instagram (принадлежит Meta, которая признана экстремистской и запрещена в России). В «Тинькофф банке» на это заявили, что все юридические права на бренд «Тинькофф» принадлежат финансовому учреждению.

Согласно данным СПАРК, «Тинькофф банк» не владеет каким-либо товарным знаком с названием «Тинькофф», ему принадлежат два товарных знака «ВК Вкармане». Но банк является лицензиатом (имеет право использования товарных знаков до определенного времени) 10 товарных знаков, среди которых текущий логотип-герб банка, Tinkoff, «Тинькофф», Tinkoff digital, «Тинькофф кредитные системы», «ТКС банк», TCS Bank и проч. Владельцем всех этих знаков являются компании «Ларкпарк сервисиз инк» с Виргинских островов, «Трайдент траст компани» с Британских Виргинских островов (БВО) и «Трайдент чэмберз» (БВО). Та же схема действует с товарными знаками «Тинькофф страхование».

Представитель «Тинькофф банка» отказался комментировать вопросы, связанные с ребрендингом банка, вероятностью смены юридического названия, и стоимость бренда.

Brand Finance ранее оценила стоимость бренда «Тинькофф» (brand value) в $451 млн (оценка чистой приведенной стоимости ожидаемых будущих денежных потоков, генерируемых брендом для компании). Но при продаже бренда цена, как правило, сильно выше и может достичь и $1 млрд, сказал основатель коммуникационной группы PRT Глеб Сахрай.

В реестре Роспатента всего 50 товарных знаков, связанных с «Тинькофф», и ни один не зарегистрирован на банк, сказал партнер юридической фирмы «Косенков и Суворов» Константин Суворов. В настоящее время и банк, и страховая компания сохраняют названия, содержащие в фирменном наименовании фамилию основателя, так как закон охраняет фирменное наименование, которое принадлежит самой компании, пояснил адвокат ProLegals Артем Сухов. При этом товарный знак «Тинькофф», обладающий большей юридической защитой, может принадлежать иному лицу, а банк и страховая компания могут использовать их по лицензионному договору, добавил он. С другой стороны, эксперту кажется маловероятным, что вопрос использования фирменного наименования не был урегулирован при оформлении сделки о покупке.

Вопрос «забирания бренда» трудно оценить без изучения правоустанавливающих документов в отношении товарных знаков, отметил председатель Коллегии адвокатов А1 Александр Заблоцкис. Поиск по базе российских товарных знаков показал, что многие товарные знаки, содержащие слово «Тинькофф», принадлежат иностранным компаниям, включая «Ларкпарк сервисиз инк», «Трайдент траст компани» (БВО), сказал Заблоцкис. Вопрос о принадлежности российских товарных знаков во многом определяется контролем над этими иностранными компаниями, но могут существовать договорные конструкции, позволяющие сменить правообладателя товарных знаков при наступлении определенных обстоятельств, пояснил он.

В России торговые марки регистрируются по конкретным классам, поэтому есть вероятность, что «Тинькофф» в банковской сфере отошел холдингу Потанина, а в какой-нибудь другой категории мог остаться за Тиньковым, пояснил Сахрай. По его мнению, Потанину сейчас нужен бренд «Тинькофф банка» на время между моментом подписания договора о покупке акций у Тинькова и моментом перехода на новый бренд. На это потребуется никак не меньше 4–5 месяцев, считает Сахрай.

22 апреля «Тинькофф» объявил о ребрендинге. 28 апреля стало известно, что «Интеррос» купил у траста семьи Тинькова 35% в TCS Group, которая владеет «Тинькофф банком», «Тинькофф страхованием», «Тинькофф капиталом» и проч. Сумма сделки не разглашалась. Позже в интервью The New York Times Тиньков заявил, что за долю в банке он получил 3% от ее справедливой стоимости.