Почему рублю не нужны два валютных рынка

Сегментированность валюты приведет к множественности курсов, считают в ЦБ
Идея Минэкономразвития разделить рубль на внутренний и внешний по аналогии с китайской моделью не нашла поддержки у экономистов и ЦБ/ Максим Стулов / Ведомости

Банк России и опрошенные «Ведомостями» экономисты выступили против создания двух валютных рынков для российского рубля. Сегментированность, в том числе использование так называемых «мембран», приведет к множественности курсов и негативным последствиям для финансового рынка в целом, заявил представитель ЦБ.

Идею разработать «аналог китайской модели», когда между внутренним и внешним рынком рубля есть «мембрана», высказал 25 сентября министр экономического развития Максим Решетников. По его мнению, это может решить проблему высокой инфляции и волатильности рубля. Решетников добавил, что «это не вопрос двух курсов, ни в коем случае». А на первом этапе необходим четкий мониторинг, чтобы было понимание, сколько «рублей циркулирует за рубежом» и как они туда поступают. Представитель Минэкономразвития не ответил на запрос.

У юаня есть две разновидности. Оншорные (CNY) – обращаются на территории материкового Китая, их обменный курс контролируется Народным банком Китая и может колебаться лишь в пределах 2%. Офшорные юани (CNH) регулируются управлением денежного обращения Гонконга, используются в Гонконге, на Тайване, а также за пределами КНР, у таких юаней плавающий курс по отношению к иностранным валютам. При обмене офшорного или оншорного юаня на иностранные валюты курс будет разным, кроме того, внутренний юань имеет ограничения по обмену. За пределами континентальной части КНР все юани офшорные (CNH).

Курс рубля слабеет планомерно с начала года – за это время доллар подорожал на Мосбирже на 37% до 96 руб./$ на 25 сентября. Согласно обновленному макропрогнозу Минэка на 2024 г. и на плановый период 2025–2026 гг., рубль будет укрепляться в конце 2023 г. – первой половине 2024 г., стабилизировавшись со второго полугодия следующего года на отметке 90–92 руб./$.

Предложение валюты на внутреннем рынке снизилось из-за перехода значительной части расчетов за экспорт на рубли и дружественные валюты, объясняли ранее экономические власти. 42% расчетов за экспорт проводится в рублях, говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Еще один из факторов – экспортеры часть валютной выручки оставляют на зарубежных счетах, в том числе из-за возросших издержек на перемещение валюты, напоминает главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Менее 1% российских экспортеров держат валютную выручку за рубежом, говорила глава ЦБ.

Отток капитала в рублях в дружественные страны (Армения, Казахстан и др.) сформировал там офшорный рынок рублей, который снижает предложение твердой валюты в России и является одной из причин ослабления рубля, отмечает Васильев. При этом в России сохраняется устойчивый спрос на импорт (в том числе за счет мягкой бюджетной политики и до недавнего времени мягкой монетарной политики) , а также спрос на отток капитала из-за геополитических, бюджетных и инфляционных рисков, добавляет он.

Плюсом китайской модели с двумя видами юаня является настроенность валютной системы на решение задач государства и бизнеса, в том числе контролируемость и стабильность курса нацвалюты, говорит Васильев. Минус – это меньшая свобода бизнеса, которая ограничивает эффективность работы компаний, добавляет он.

«Мембраны», о которых идет речь, скорее всего, подразумевают ограничения на перетоки капитала между внутренним и внешним рынком, говорит автор Telegram-канала Truevalue Виктор Тунев. В Китае эти потоки достаточно жестко регламентированы, а в России, наоборот, полностью открыты для резидентов, напоминает он.

В российском контексте можно ожидать введения ограничений и разрешительного порядка на инвестиции за рубежом для компаний, предельной величины вывода средств для физлиц, согласен главный экономист по России Bloomberg Economics Александр Исаков. Но эти меры вряд ли окажут поддержку рублю или устойчивому росту экономики, полагает он. По словам Исакова, они показывают, что правительство все сильнее вовлекается в вопросы, которые относятся к мандату Банка России, в том числе с целью не допустить или ограничить дальнейший рост ключевой ставки. В таком случае, т. е. в случае снижения независимости денежной политики, следует ожидать роста опасений инфляции и усиления оттока капитала, который может принимать различные формы, например завышение цен импорта и вывод средств по текущему счету, полагает он.

Ограничения на отток капитала – удар по лояльным владельцам рубля, которые зарабатывают и хранят в нацвалюте, пишет трейдер, автор Telegram-канала ProfitGate Алексей Кречетов. Фактически функционал становится ограничен, констатирует он.

В ЦБ считают, что ограничения на движение капитала уместны только как краткосрочные меры реагирования для поддержания бесперебойной работы финансовой системы при значительных рисках финансовой стабильности. Поэтому они не могут быть эффективным инструментом долгосрочного влияния на рыночный уровень обменного курса, заявил представитель регулятора.

«Постоянно действующие ограничения на движение капитала затрудняют внешнеэкономическую деятельность, особенно сейчас, когда компании вынуждены выстраивать новые логистические цепочки и новые платежные маршруты. Кроме того, такие ограничения затрудняют подстройку обменного курса к изменениям во внешних условиях и, соответственно, способны замедлить адаптацию экономики к этим изменениям», – пояснил представитель ЦБ.

Ранее председатель ЦБ Эльвира Набиуллина уже заявляла, что оказывать влияние на потоки капитала и курс рубля лучше не административными, а экономическими мерами. По ее словам, это могут быть повышение привлекательности рублевых депозитов и стимулирование продажи экспортной выручки для оплаты текущих расходов, например налогов и зарплат.

В начале сентября министр финансов Антон Силуанов заявлял, что Минфин выступает за более жесткие меры в отношении валютного контроля, чем Центробанк. По его словам, раньше «министерство было более либерально» в отношении контроля за потоками, а сейчас, наоборот, «либеральную позицию» занял ЦБ. 20 сентября замминистра финансов РФ Алексей Моисеев допустил восстановление некоторых мер валютного контроля.