Статья опубликована в № 4469 от 12.12.2017 под заголовком: Как сэр Исаак Ньютон стал жертвой пузыря

Как Исаак Ньютон погорел на акциях

В погоне за горячими деньгами ученый превратился из разумного инвестора в отчаянного спекулянта
Джейсон Цвейг, ведущий рубрики Intelligent Investor в The Wall Street Journal
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Был ли один из величайших ученых в истории человечества также одним из зауряднейших инвесторов?

Сэр Исаак Ньютон потерял целое состояние (более $3,6 млн в сегодняшних деньгах) в 1720 г., когда в Лондоне надулся и лопнул «пузырь Южных морей». Ему часто приписывают слова: «Я могу рассчитать движение небесных тел, но не безумие толпы».

Эндрю Одлызко, профессор математики Университета штата Миннесота, который всесторонне изучал историю маний на фондовом рынке, недавно опубликовал исследование о Ньютоне. В нем подробно проанализированы действия Ньютона как инвестора. Оказалось, что ученый долгие годы действовал благоразумно, диверсифицируя портфель за счет вложений в акции и государственные облигации. К началу 1720 г. размер его портфеля составлял около 32 000 фунтов (примерно 4,4 млн фунтов, или $5,7 млн, в сегодняшних деньгах).

Нужно иметь в виду, что Ньютон был не только одним из величайших ученых мира, но и первопроходцем в финансовой области. Будучи смотрителем Монетного двора, он побудил британское правительство сменить серебро на золото в качестве денежного стандарта, установил точное содержание металлов в монетах и безжалостно преследовал и наказывал фальшивомонетчиков.

South Sea Сompany

Компания Южных морей была основана в 1711 г. Правительство Великобритании решило обменять долг на 9 млн фунтов, накопленный в ходе нескольких войн, на акции компании и платить ей 6% в год, а она выплачивала их акционерам в виде дивидендов. Она также получила монополию на торговлю в испанских портах Южной Америки. За 10 лет South Sea Сompany не отправила туда ни одного судна (Британия воевала с Испанией), но активно рекламировалась, подкупала министров и депутатов. Ее акции стали объектом вожделения для широких слоев населения, многие спекулировали ими на заемные средства. Обвал акций в 1720 г. разорил многих – от аристократов до крестьян – и вверг экономику в депрессию.

Он также одним из первых разглядел потенциал Компании Южных морей, которую правительство привлекло к реструктуризации государственного долга и впоследствии даровало монополию на торговлю с Южной Америкой (см. врез). По информации профессора Одлызко, Ньютон начал покупать акции компании не позднее июня 1712 г., менее чем через год после ее основания. И почти за восемь лет до того, как мания охватила Британию, вовлекая в спекуляции акциями Компании Южных морей всех – от рядовых инвесторов до представителей высшего общества, от купцов, фермеров и вдов до поэта Александра Поупа, самого популярного портретиста того времени Годфри Неллера, примерно трех четвертей депутатов парламента и даже членов семьи короля Георга I.

Акции (которые котировались в процентах от номинальной стоимости) взлетели примерно с 200 в марте 1720 г. до почти 1000 в июне-июле, а затем за несколько недель рухнули ниже 200.

По оценке профессора Одлызко, если бы Ньютон сохранил акции до 1723 г., когда эффект лопнувшего пузыря сошел на нет и котировки стабилизировались, его совокупный доход составил бы примерно 116%. Это около 6,5% годовых без учета дивидендов – вполне приличный доход в то время, как процентная ставка по долгосрочным государственным облигациям составляла 4-5%.

Однако в данном случае Ньютон не следовал все время принципу «купил и держи». В начале 1720 г. у него было 10 000 акций Компании Южных морей. В апреле и мае он продал 8000 из них по цене около 350, заработав не менее 20 000 фунтов прибыли, по оценке профессора Одлызко. По тем временам это была огромная сумма, сегодня эквивалентная почти $4 млн.

Но сразу после продажи акций Ньютоном их цена взлетела в разы – до 800 в конце мая – начале июня. «Пузырь надувался, и Ньютон, похоже, запаниковал», – пишет Одлызко. Отбросив рассудительность, он 14 июня «вбухал» в акции 26 000 фунтов по цене около 700 за штуку, т.е. купив их вдвое дороже, чем продал всего несколько недель назад. Хуже того, в конце августа, когда они стоили около 750, Ньютон купил производный инструмент, который можно сравнить с опционом «колл»: он давал ему право приобрести 500 акций по цене 1000 за штуку в рассрочку, но платеж в 1000 фунтов вносился сразу. «Для подобной операции нужна сильная вера в то, что у ценной бумаги хорошие шансы взлететь гораздо выше 1000 фунтов. Данные свидетельствуют, что такая вера у Ньютона была. Как он вскоре узнает, она, как ни прискорбно, была ошибочна», – пишет Одлызко.

Летом 1720 г. Ньютон превратился из рационального инвестора, распределяющего свои активы по нескольким видам ценных бумаг, в спекулянта, который вложил значительную часть своего капитала в одну компанию. Великий ученый пытался заработать «горячие» деньги столь же отчаянно, как трейдер технологическими акциями в 1999 г. или покупатели биткойнов в 2017 г.

По оценке Одлызко, на наиболее неудачных покупках Ньютон потерял около 77%, или по крайней мере 22 600 фунтов. По паритету покупательной способности сегодня это 3,1 млн фунтов (почти $4,1 млн). В целом же он потерял не менее трети своих денег.

Рыночные пузыри: от тюльпанов до биткойна

Профессор Одлызко кстати выяснил, что фразу «Я могу рассчитать движение небесных тел, но не безумие толпы» Ньютону стали приписывать годы спустя после его смерти, так что при жизни он мог ее сказать, а мог и не сказать. Но в 1720 г. первооткрыватель закона всемирного тяготения должен был осознать смысл закона финансового тяготения: то, что растет в цене, должно упасть, и то, что растет сильнее всего, сильнее всего и падает.

Перевел Михаил Оверченко

Читать ещё
Preloader more