Кто и зачем будет покупать российские структурные ноты

Биржевые облигации помогут увеличить капитализацию российского фондового рынка
Борис Борзунов, руководитель управления подбора стратегий «Сбербанк страхование жизни»

Переживания по поводу волатильности на мировых площадках и новых санкций незаслуженно отодвинули на второй план знаковое для российского фондового рынка событие. В октябре 2018 г. был принят закон, создавший правовую основу для выпуска по российскому праву структурных инвестиционных продуктов с частичной защитой капитала. Теперь управляющие компании и брокеры могут добавить в свои продуктовые линейки новые инструменты и вывести их в массовый сегмент, предлагая в том числе и неквалифицированным инвесторам. Можем предположить, что в перспективе нескольких лет рынок российских структурных нот может аккумулировать 100–300 млрд руб.

Что это будут за продукты и почему они будут интересны клиентам?

Юридической упаковкой для структурных нот будут выбраны преимущественно биржевые структурные облигации (БСО). Это вид ценных бумаг, который, во-первых, торгуется на бирже и, во-вторых, гарантирует возврат части инвестированной суммы (или полного ее объема). Дополнительный доход ноты зависит от динамики базового актива.

Сами по себе БСО уже выпускались управляющими компаниями. Однако по действовавшим до октября нормам их эмитент должен был гарантировать полный возврат инвестированной суммы. Так что фактически БСО мало чем отличались от полисов инвестиционного страхования жизни (ИСЖ). Принятые сейчас поправки расширяют возможности БСО: гарантированное покрытие может быть меньше 100%, а доходность, как у всякого продукта без полной защиты капитала, – выше.

Российским инвесторам и ранее были доступны структурные ноты, но те, что были выпущены западными финансовыми институтами и перепроданы российскими управляющими компаниями. Некоторые особенности таких продуктов делают их менее привлекательными по сравнению с российскими БСО. Во-первых, приобретая структурную ноту, например, французского Natixis у российского управляющего, клиент платил две комиссии, а при покупке БСО будет выплачивать ее только российскому эмитенту. Размер вознаграждения, естественно, влияет на доходность: чем оно выше, тем меньше получит инвестор. Там, где доходность по западным нотам составляет около 10% годовых, БСО сможет обеспечить несколько дополнительных базисных пунктов.

Во-вторых, западные игроки оценивают наш рынок как высоковолатильный и плохо предсказуемый. И, как правило, не предлагают нам долгосрочные продукты с рублевыми бумагами – им это запрещают делать их риск-департаменты. Поэтому базовым активом структурных продуктов для российского рынка часто являются американские депозитарные расписки – ADR. Однако если мы хотим получить инструмент, рассчитанный на рост внутреннего актива, ADR не подходит, поскольку в нем заключен валютный риск. Если базовая бумага в одной валюте, а ADR торгуется в другой, то при падении курса национальной валюты можно получить убыток даже при росте актива.

Наши БСО будут выпускаться и на российские активы, соответственно, в них не будет валютного риска. К тому же «Газпром» куда ближе менталитету массового инвестора, чем, например, ExxonMobil. Ориентация на российские имена позволит брокерам и управляющим включить этот продукт в свои продуктовые линейки не только в private banking. БСО будут способствовать и увеличению ликвидности нашего рынка, и снижению волатильности на нем. Мы полагаем, что в перспективе нескольких лет этот инструмент может аккумулировать около 300 млрд руб., – в свое время через ИСЖ было инвестировано в разные активы (в том числе и зарубежные) около $7–10 млрд.

Мы описали довольно радужную картину появления нового инвестиционного инструмента, но нужно упомянуть и о возможных сложностях. Первая связана с тем, что у российских компаний пока нет большого опыта и широкого набора расчетных моделей для работы с такого рода инструментами. И хотя формально на рынке уже присутствуют такие бумаги, но предлагаются они в основном квалифицированным либо очень состоятельным инвесторам. И существующие модели созданы для довольно простых идей. При формировании структурных нот многое зависит от выбора активов, на которые выпускаются биржевые облигации. Здесь очень важны правильные математические модели, которые позволят сделать ставку на перспективный актив.

Во-вторых, существует опасность недопонимания при общении с клиентами. Это мы уже наблюдали в сфере инвестиционного страхования жизни. В последнее время Центробанк заявил о случаях некорректного предложении ИСЖ частным лицам, когда полисы инвестиционного страхования продавали под видом депозитов. Второй раз такой ошибки совершать нельзя. Поэтому стоит правильно позиционировать этот продукт и честно рассказывать обо всех плюсах и минусах.

В заключение можно сказать, что структурные продукты (и БСО, и ИСЖ) отлично встраиваются в портфели клиентов и позволяют начинающим инвесторам попробовать работать на фондовом рынке, заранее определив максимальные возможные убытки по портфелю.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more