Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа: «Я вижу друзей и потенциальных деловых партнеров»

Ее высочество шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа – о работе группы «Рияда» на российском рынке
Президент группы компаний «Рияда» Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа/ Личный архив

В начале ноября группа компаний из Персидского залива «Рияда» (Riyada) закрыла сделку по приобретению компании «Страховой брокер Виллис СНГ» и уже переименовала ее в «РК Страховой брокер». В интервью «Ведомостям» президент группы компаний «Рияда» ее высочество шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа рассказала, какие перспективы открывает сделка для компании и российского страхового рынка в целом.

– Чем обусловлен ваш интерес к финансовому сектору России?

– Мы поддерживаем отношения с Россией уже много лет. Страховой сектор при этом является одним из важнейших факторов развития торговых отношений между странами. Поэтому мы пришли к выводу о необходимости укрепить с Россией именно это направление, тщательно изучив лучшие предложения на рынке. Больше года мы уделили анализу «РК Страховой брокер» – знакомились с руководством, достигали общего видения. Поглощение – это всегда сложный процесс. Необходимо обеспечить взаимопонимание между существующим руководством, видением, локальными стандартами ведения бизнеса. В России, кстати, они самые высокие. Но исторически сотрудничество России со странами Персидского залива было не таким плотным. Сейчас оно развивается. Поэтому мы рады, что остановили наш выбор на «РК Страховой брокер» в качестве нашего партнера для расширения отношений с Россией.

– «Страховой брокер Виллис» был частью глобальной структуры Willis Towers Watson, которая занимает лидирующие позиции на мировом рынке страхования, особенно в сфере брокерских услуг. Это как-то повлияло на ваше решение?

– Да, но не только это. В первую очередь необходимо, чтобы сотрудники компании обладали нужными компетенциями, гибкостью и желанием развиваться. Конечно, большим преимуществом стало то, что, будучи частью Willis, команда брокера обладала необходимой экспертизой для работы на международном рынке. Но мы сами занимаемся бизнесом уже более 30 лет и научились работать на разных рынках. Поэтому международный опыт команды брокера был преимуществом, но не единственным решающим фактором.

– Вы рассматривали другие активы?

– Когда речь идет о развитии бизнес-связей и торговых отношений, страхование является одним из ключевых элементов. Поэтому сначала компаниям в сфере страхования и перестрахования в странах Персидского залива нужно узнавать больше о своих российских партнерах, развивать и укреплять двусторонние отношения в ходе работы над совместными проектами. Это очень важно, и это то, чего нам не хватало. Теперь этот элемент у нас есть. В дальнейшем это поможет сотрудничать нам в других сферах экономики, например в сельском хозяйстве или фармацевтике. Здесь скрыт огромный потенциал торговых связей между регионами.

– То есть сделка положила начало большого сотрудничества?

– Конечно. С чего-то необходимо было начать. Мы должны убедиться, что у нас есть все необходимые элементы для международной торговли. Я знаю, что в России регионы обладают своими уникальными сильными сторонами и представлены различными секторами. Таким образом, между регионами существует множество взаимодополняющих направлений. Но участие в каждом требует времени. Невозможно делать все одновременно. Мы должны быть уверены, что мы можем рассчитывать на долгосрочное и устойчивое партнерство. О краткосрочном сотрудничестве речи не идет.

– Российские отделения страховых брокеров из международных групп, которые покидали наш рынок, в отличие от многих других секторов экономики не фиксировали оттока клиентов. Топ-менеджеры российских международных «дочек» объясняют это своей давней историей, большим опытом и клиентской лояльностью. А был ли отток клиентов у вас после сделки?

– Мы не отметили оттока клиентов. У брокера есть сильная команда – после приобретения мы установили корпоративное управление вместе с советом директоров, который обладает высокой экспертизой. Это значительно укрепило компанию. Поэтому скорее наоборот: мы отмечаем повышение спроса со стороны клиентов. Они хотят понять потенциал и то, как они могут наладить сотрудничество в сфере страхования и перестрахования со странами Персидского залива и другими регионами.

– Новая команда топ-менеджмента состоит из российских специалистов или из международных?

– Мы сохранили практически всю команду топ-менеджеров, никаких существенных изменений не произошло. Они знают рынок, знают клиентов. Не так просто понять рынок, когда вы только на него выходите. Поэтому нужны люди, которые действительно его знают. Мы убедились в ходе многочисленных встреч и обсуждений, а также в процессе процедуры due diligence (оценка актива перед сделкой), что команда брокера состоит именно из таких специалистов. Мы абсолютно в них уверены.

– А расширить штат компании не планируете?

– По мере того как мы будем заходить на новые рынки или в новые отрасли, мы будем привлекать специалистов с релевантным опытом. Но это будет происходить без сокращения существующего штата сотрудников. Они пройдут должную подготовку, но мы не видим необходимости здесь что-то менять кардинально.

– Какая бизнес-стратегия будет у брокера?

– Она заключается в расширении сфер обслуживания, включая различные секторы экономики в России, а также в расширении связей с новыми компаниями в области страхования и перестрахования. Глобальная ситуация показывает, что всегда полезно иметь партнерские отношения с максимальным количеством компаний, которые отвечают нашим критериям. Но независимо от того, с кем мы планируем работать, мы накапливаем необходимые активы, опыт и знания. Мы прислушиваемся ко всем участникам рынка. К тому, чего они от нас ожидают. К их краткосрочным и долгосрочным задачам. Мы формируем общее видение и работаем вместе.

– С какими странами и компаниями вы планируете установить партнерские отношения?

– Сейчас пока еще рано раскрывать эту информацию, но работа уже ведется. Мы провели множество встреч в разных странах и получили положительную обратную связь. Мы отмечаем повышенный интерес к определенным секторам. Некоторым партнерам больше интересны именно регионы. Так что мы говорим о широком спектре интересов.

– Планируете ли вы развивать партнерские связи со странами Персидского залива или западными странами?

– Существуют разные вертикали. И одна из них состоит в том, что компании, осуществляющие услуги страхования и перестрахования в соответствии с правилами тех стран, где они оперируют, имеют право участвовать только во внутренних проектах страны или соседних стран. Многие российские компании сейчас расширяют свою деятельность в других регионах. В Азии и Африке есть много организаций и совместных предприятий, которые работают с российскими компаниями. Им может потребоваться дополнительная экспертиза и квалификация, которые есть у команды «РК Страховой брокер». По мере расширения там, где мы видим потенциал, мы обязательно будем его реализовывать. Мы будем прислушиваться ко всем участникам рынка и анализировать реальную ситуацию. В таком случае решение обязательно найдется. Просто необходимо убедиться, что все риски учтены, элементы собраны вместе, а стороны согласны сотрудничать, – и тогда почему бы и нет?

– Для всех участников российского финансового сектора остро стоит вопрос проведения платежей, в том числе и с арабскими партнерами. Вас коснулась эта проблема – как во время проведения сделки, так и после нее?

– К сожалению, исторически сложилось так, что значительных торговых контактов между странами Персидского залива и Россией не было. Банки же должны увидеть возможности в этом направлении, чтобы начать развивать свой бизнес. Компании должны показать им, что существует хороший потенциал для развития торговли и расширения сотрудничества. Мы за последний год увидели этот прогресс. Так что возможности есть. Но вопрос должны решать не только банки или компании стран Персидского залива, но и их российские коллеги. У каждого бизнеса в каждом регионе есть своя бизнес-культура, поэтому переход к новым особенностям требует времени. Но если у обеих сторон есть желание развиваться, я не вижу препятствий для этого.

– Как сложится партнерство на страховом рынке между Россией и арабскими странами? Российских финансистов охотно нанимают международные компании – может, планируется какое-то совместное обучение, проекты?

– Это будет взаимный обмен знаниями. Я видела прекрасные примеры обмена опытом, будь то в научных областях, фармацевтике или сфере образования, между Россией и странами Персидского залива. Однако эти связи не были постоянными ни в торговле, ни даже в образовании. Но сейчас более тысячи студентов из Бахрейна учатся в России. И страны Персидского залива видят потенциал внутри России не только в нефтегазовом секторе или торговле. Существует множество областей, в которых обе стороны могут получить преимущества, обмениваясь знаниями и развивая взаимное сотрудничество. Поэтому мы с нетерпением ждем возможности принять в этом участие, чтобы реализовывать этот потенциал и способствовать развитию обоих регионов.

– Что может этому помешать?

– Мы иногда видим, что в бизнесе происходит много обсуждений без последующих действий. Поэтому важно, чтобы были задействованы все возможные ресурсы для движения вперед. Необходимо понимать, что именно происходит внутри региона, будь то финансовый сектор, страхование, спрос на товары, которые можно восполнить, технологии, которые возможно передать. В Бахрейне и странах Персидского залива активно наращивают производство. В 1975 г. добыча нефти в Бахрейне начала сокращаться, и тогда у правительства появилась стратегия диверсификации, чтобы снизить зависимость от нефти. Сегодня такие отрасли, как финансы, туризм, технологии, составляют большой процент нашего ВВП. Мы видим, что другие страны Персидского залива также стремятся к этому, поощряют предпринимательство. И Россия делает то же самое. Это очень важно – поощрять молодое поколение открывать бизнес, помогать им расти, расширяться и учиться выходить на новые рынки. В цифровую эпоху делать это становится намного проще, потому что современные цифровые платформы могут значительно в этом помочь.

– Страховой сектор считается довольно консервативным в финансовой среде, хотя этот стереотип после пандемии искореняется – бизнес стал осваивать телемедицину, прибегает к цифровым технологиям в скоринге страхового мошенничества, страховщики пробуют иностранные технологии оценки аварийности водителя для снижения цены каско, выходят на публичный рынок капитала и рассматривают для себя выпуск ЦФА. Какие цифровые возможности для себя рассматриваете?

– Мы используем наши знания в области технологий – например, инвестируем в смарт-контракты на основе блокчейна, чтобы в будущем упростить цепочку поставок, и мы также рассматриваем применение этих технологий в сфере финансов. Цифровизация экономики в странах Персидского залива идет. Все больше стран открывают цифровой банкинг, облегчая клиентам доступ к кредитам. Страхование, как и любой другой сектор, развивается, включая цифровые платформы, облегчающие выбор и сравнение продуктов. Однако когда речь идет о крупных проектах, то здесь нужно учитывать больше деталей. Для широкой аудитории, для определенных потребительских продуктов цифровые платформы могут быть более применимы. Но сложные проекты все равно требуют человеческого участия.

– На страховом рынке звучали предложения решить проблему с отсутствием иностранных перестраховочных емкостей именно через блокчейн – т. е. «упаковки» риска в ЦФА, своего рода аналог катастрофических облигаций. Хотели бы выпустить нечто подобное?

– Пока рано говорить о наших планах на будущее. Мы объявим об этом, когда наступит подходящее время. Мы, конечно же, изучили все технологические возможности, доступные для бизнеса, – в России, Европе, странах Персидского залива. Скорость изменений в бизнес-процессах просто невероятна. И здесь мы не хотим отставать. Возможно, мы не выпустим такое решение первыми, но мы точно сможем предложить продукт, который будет конкурировать с лучшими. Обо всем будет объявлено в свое время.

– Интересен ли вам исламский банкинг, запущенный в России в этом году?

– Безусловно. Я рада видеть, что Россия сейчас изучает альтернативные банковские и бизнес-модели. В Персидском заливе есть стандартные услуги страхования и перестрахования, а есть исламский вариант, соответствующий нормам шариата, – такафул. Для нас важно наблюдать за исламским банкингом в России, потому что эти услуги составляют существенную часть финансового сектора в Персидском заливе. Мы будем рады поддерживать развитие этого направления.

– Как вы оцениваете перспективы исламского страхования в России?

– Отличие исламского банкинга заключается в том, что существуют некоторые ограничения, например на кредитный портфель банка или на процент по кредитам. Это также мурабаха (договор купли-продажи товаров между продавцом и покупателем по согласованной цене, которая включает прибыль от реализации товара. – «Ведомости»). Но что привлекает людей? Чтобы иметь счет в банке из страны Персидского залива, не обязательно быть мусульманином. Это решение может быть более безопасной альтернативой по финансово-экономическим соображениям – благодаря ограничениям банка по использованию активов клиента. Поэтому любая страна может выиграть от наличия как традиционного, так и исламского банкинга. Хорошо, когда есть выбор. В каком-то смысле, обсуждая исламский банкинг, мы говорим о снижении рисков. Как я уже сказала, это разные банковские модели и одна из них более рискованная, чем другая. У обеих есть плюсы и минусы. Но я думаю, что потенциал есть, и я рада, что Россия изучает этот вопрос.

– Является ли отсутствие у российских компаний рейтинга, присваиваемого «большой тройкой» (Standard & Poor’s, Moody’s, Fitch Ratings), значимой проблемой для наших восточных партнеров? Нужен ли нам какой-то особый рейтинг, присваиваемый исламскими партнерами?

– В целом если мы говорим об инвестициях, то ни один инвестор не должен полагаться только на рейтинговое агентство – не важно, из «большой тройки» или откуда-то еще. К сожалению, рейтинговые агентства смешивают бизнес и политику и в этом случае получить реальную оценку становится сложнее. Поэтому в своем анализе мы не полагались только на суверенные рейтинги. Мы проводили свой собственный всесторонний аудит.

– Каким способом?

Группа компаний «Рияда»

Группа компаний «Рияда» (Королевство Бахрейн) – одно из самых быстрорастущих бизнес-сообществ в регионе Персидского залива и Ближнего Востока, более 15 лет работает на рынке стран Залива. Основными акционерами компании являются члены королевской семьи Аль Халифа. Президент «Рияда» – ее высочество шейха Дейя бинт Ибрагим Аль Халифа является основателем и партнером более 40 совместных предприятий в регионе MENA, Европе, Азии и Америке в самых разных отраслях, включая нефтегазовую, финансовую, телекоммуникационную, фармацевтическую и др.

– У нас есть строгие критерии оценки параметров. Мы проводим собственную экспертизу due diligence. И мы увидели высокий потенциал в сделке, которую мы обсуждаем. Главный реальный капитал любой компании – это люди. Мы видим хороший потенциал для расширения деловых связей между нашими регионами. Я вижу, что российские компании хотят выходить на внешние рынки. И это предоставляет возможности для всех нас. Существуют альтернативы, включая рейтинги исламских агентств, так что на рынке есть не только «большая тройка». Однако она важна на международном рынке страхования и перестрахования. Это действительно может оказывать влияние, так как при поиске партнера в области страхования или перестрахования ваш рейтинг не может быть выше, чем суверенный рейтинг. Это касается не только России – это касается всех. Так что это может повлиять на оценку рисков при страховании, а также на процентную ставку, которая может быть применена. Но опять же все меняется. Нет ничего постоянного.

– После ухода ряда международных институциональных инвесторов и запрета заключать сделки нерезидентам отечественный фондовый рынок стал «тонким» и бал на нем правят физлица. Рассматриваете ли вариант выхода на российский рынок капитала в качестве институционального инвестора?

– Мы будем расширять наше понимание российского рынка, начав с изучения секторов страхования и перестрахования. Мы хотим узнать больше о промышленном сельском хозяйстве, фармацевтике и других отраслях. Необходимо получить больше информации о реальном положении дел, чтобы сделать правильный выбор. Мы рассматриваем долгосрочную перспективу сотрудничества. Поэтому нам нужно быть уверенными, что везде, куда мы заходим, мы можем принести пользу. Чтобы увеличивать ценность компаний, сотрудничая с ними. Возможность нашего появления на бирже есть, но пока об этом говорить слишком рано.

– Вы были во многих регионах России. Какое впечатление у вас осталось?

– У меня остались очень хорошие воспоминания о посещении Астрахани, Волгограда, Саратова, Санкт-Петербурга. Россия представлена во всем многообразии регионов. В этом у нас много общего, потому что в Персидском заливе точно такая же ситуация – в каждом регионе есть что-то уникальное. Эти регионы дополняют друг друга. Поэтому, когда я смотрю на Россию, я не думаю о том, исламский это регион или нет. Я вижу друзей и потенциальных деловых партнеров. И конечно же, Россия – это прекрасное туристическое направление. В 2018 г. она принимала чемпионат мира по футболу. Я не присутствовала на нем, но вы смогли показать всему миру, что можете успешно проводить такие масштабные мероприятия на самом высоком уровне.

В подготовке интервью участвовал Илья Лакстыгал