Банк России до 2015 года откажется от валютного коридора в его нынешнем виде - Юдаева

Банк России в рамках перехода к режиму инфляционного таргетирования откажется от валютного коридора в его нынешнем виде, написала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева в статье, опубликованной в журнале "Вопросы экономики".

Режим таргетирования инфляции ставит задачу обеспечения ценовой стабильности и устанавливает количественную цель по инфляции. Воздействие политики ЦБ на экономику осуществляется через процентные ставки. Банк России обозначил долгосрочный таргет по инфляции в 4%.

Этот режим сопровождается плавающим курсом национальной валюты.

Страны, таргетирующие инфляцию и использующие в качестве операционного механизма управление процентными ставками, в отдельных случаях могут проводить валютные интервенции в случае угрозы финансовой стабильности.

"Учитывая опыт других стран, ЦБ России сейчас постепенно переходит к плавающему валютному курсу. Это значит, что до 2015 г. будет отменен валютный коридор в его текущем виде, а интервенции станут проводиться реже", - пишет Юдаева.

Сейчас коридор бивалютной корзины ($0,55 и 0,45 евро) служит ориентиром для ЦБ при реализации курсовой политики. За последний год регулятор либерализовал политику валютного курса, уменьшая объемы интервенций при приближении курса к границам коридора. ЦБ в августе расширил коридор корзины до 9 руб. с 7 руб. и обнулил объем интервенций внутри коридора.

Юдаева подчеркнула, что на резкие колебания рубля, которые могут подорвать финансовую стабильность, нужно реагировать интервенциями. Именно так Банк России поступил в марте этого года, когда рубль резко ослабел из-за угрозы введения российских войск на территорию Украины.

Регулятор тогда скорректировал политику управления валютным курсом и сбил спекулятивные настроения на рынке массированными интервенциями.

"И так он (ЦБ) будет поступать и впредь, после перехода к инфляционному таргетированию", - говорится в статье. По мнению Юдаевой, инфляционное таргетирование не противоречит тому, что в случае угрозы финансовой стабильности ЦБ должен выполнять роль кредитора последней инстанции или проводить валютные интервенции.

"И российский ЦБ намерен поступать именно так. Другое дело, что в текущей ситуации больше рисков связаны не с политикой финансовой стабильности, а с отходом от нее, а тем более с попытками при помощи денежно-кредитной политики стимулировать экономический рост", - пишет Юдаева.

Объясняя необходимость режима инфляционного таргетирования, она написала, что удержание инфляции на одном уровне в течение длительного времени существенно повышает уровень доверия к национальной валюте и национальной финансовой системе. Боязнь инфляции в развитых странах, где стандартная цель по темпам роста потребительских цен - 2-2,5%, не препятствует тому, чтобы люди и бизнес держали сбережения в национальной валюте.

"Обычные люди фактически перестают реагировать на изменения валютного курса, поскольку он не оказывает заметного влияния на покупательную способность их доходов и сбережений. Бизнес не стремится менять цены при снижении курса, а в случае роста спроса на свою продукцию скорее повысит выпуск, чем цены", - пишет Юдаева.