Статья опубликована в № 3006 от 20.12.2011 под заголовком: «Была усилена служба внутренней безопасности», - Карлос Таварес, исполнительный вице-президент Renault

Карлос Таварес: «Наши инвестиции в «АвтоВАЗ» как раз стратегически важные»

Карлос Таварес о светлом будущем «АвтоВАЗа», планах продавать электро-мобили в России и шпионском скандале в Renault
1981

пришел в Renault на позицию инженера, с 1998 г. – программный директор Renault, отвечающий за модельные ряды Megane и Scenic, затем за автомобили С-класса

2004

перешел в Nissan вице-президентом в подразделение стратегии и планирования продукции, с 2005 г. – исполнительный вице-президент Nissan, курирующий корпоративное планирование, маркетинговые исследования, дизайн

2009

возглавил североамериканское отделение Nissan

2011

назначен исполнительным вице-президентом Renault

Возвращение в Renault

В январе 2011 г. Renault на основании донесений собственной службы безопасности обвинила трех своих высокопоставленных сотрудников, включая ответственного за программу разработки электромобилей члена правления автоконцерна Мишеля Балтазара, в промышленном шпионаже в пользу конкурентов. Предправления Renault Карлос Гон, исполнительный вице-президент Патрик Пелата говорили о том, что у них есть убедительные доказательства вины коллег. Но после проверки, проведенной правоохранительными органами Франции, выяснилось, что топ-менеджмент Renault стал жертвой мошенничества нескольких сотрудников службы безопасности. Гон и Пелата принесли свои извинения пострадавшим, а последний также уволился из компании – его место в мае этого года и занял Карлос Таварес. Он вернулся в компанию, где проработал почти всю жизнь, по приглашению Гона, но у него были и другие соображения, говорит Таварес: «Благодаря альянсу Renault и Nissan у меня была возможность поработать сразу в двух компаниях, и Nissan помогла мне узнать, как устроен международный автомобильный бизнес. Но своей карьере и своим опытом я обязан Renault, и теперь настала моя очередь дать в Renault все свои знания, которые я получил в Nissan».

Renault

Автопроизводитель. Выручка – 21,1 млрд евро (МСФО, 1-е полугодие 2011 г.). Чистая прибыль – 1,25 млрд евро. Основные акционеры – Правительство Франции (15,01%), Nissan Motor (15%), Daimler AG (3,1%). Капитализация – 7,5 млрд евро. По данным Международной организации производителей автотранспортных средств, в 2010 г. Renault был 10-м по объемам производства автоконцерном мира. В 2010 г. компания продала 2,6 млн автомобилей, а в 2011 г. намерена продать 2,7 млн шт. – это исторический рекорд для компании, основанной в 1899 г. С 1999 г. она входит в альянс с японской Nissan, в частности, компании разрабатывают автомобили на общих платформах.

Гордость на дорогах

«Четыре года я отвечал в Nissan за разработку новых машин. Я сам являюсь страстным поклонником автомобилей, и то, что сейчас компания производит большое количество моделей, за запуск которых я отвечал, вызывает у меня большое чувство гордости».

Альянс Renault-Nissan уже год ведет переговоры о приобретении контрольного пакета у других крупных акционеров «АвтоВАЗа» – «Ростехнологий» и «Тройки диалог», процесс должен быть закончен до конца года, обещал президент альянса Карлос Гон. Год подходит к концу, соглашение еще не заключено, но не стоит торопиться с выводами, призывает Карлос Таварес. Каким бы страшным ни казался новый виток мирового кризиса, эпицентр которого на этот раз находится в Европе, альянс твердо намерен закрыть эту сделку и продолжить инвестировать в «АвтоВАЗ» – это один из приоритетов Renault, заявил Таварес «Ведомостям». Он также объяснил, почему для автопрома в целом и для Renault в частности этот кризис не будет таким разрушительным, как предыдущий.

– Какие основные изменения на «АвтоВАЗе» произошли за то время, что Renault работает там?

– Мне кажется, у «АвтоВАЗа» большое будущее. У предприятия огромные производственные возможности, большое количество квалифицированных сотрудников. «АвтоВАЗу» не хватает современных технологий, способов организации производства, но этим с ним могут поделиться партнеры – Renault и Nissan, а они могут воспользоваться теми возможностями, которые предоставляет «АвтоВАЗ». Потенциал нашего альянса очень большой – и он не полностью реализован. Если каждый из партнеров примет на себя определенные обязательства, мы сможем реализовать этот потенциал к всеобщему благу.

– Когда Renault и Nissan планируют договориться с другими акционерами «АвтоВАЗа» о покупке контрольного пакета завода?

– Не могу назвать конкретные даты, но переговоры продолжаются, мы довольны их ходом. Все акционеры «АвтоВАЗа» заинтересованы в том, чтобы сделка состоялась и чтобы «АвтоВАЗ» развивался.

– Карлос Гон ранее говорил, что рассчитывает договориться об этой сделке до конца года. Почему возникли задержки?

– Давайте все же дождемся конца года и тогда уже будем говорить, опаздываем мы или нет (улыбается). В 2008–2009 гг., когда мировую экономику поразил очень сильный экономический кризис, Renault не урезала финансирование стратегически важных инвестиционных проектов, таких как разработка электромобилей. Мы умеем расставлять приоритеты и выбирать проекты, действительно важные для будущего, и наши инвестиции в «АвтоВАЗ» как раз являются стратегически важными. Российский рынок имеет очень хорошие перспективы. Поэтому эта сделка никоим образом не может зависеть от временных трудностей, с которыми может столкнуться компания в кризисные годы. Мы понимаем, что 2012 год будет достаточно сложным, но мы верим в наши силы и у нас есть ресурсы для продолжения партнерства с «АвтоВАЗом».

– Как скажется на автопроме нарастающий экономический кризис?

– Мы ждем, что мировой рынок в 2012 г. все же вырастет на 3%, однако в Европе будет снижение на те же 3%. Развивающиеся рынки вне Европы уже сейчас дают для Renault самый большой рост – в этом году продажи в этих странах вырастут примерно на 20% по сравнению с 2010 г. Всего на развивающихся рынках мы в этом году продадим 42% всех наших автомобилей. В 2012 г. наши продажи также вырастут в первую очередь за счет всех стран БРИК, хотя в Европе они сократятся.

– Сейчас главная движущая сила автопрома – Китай. Уже много лет рынок там растет на десятки процентов в год. Когда начнется замедление?

– Мы ожидаем, что уже в 2012 г. на всех развивающихся рынках, в том числе и в Китае, будет наблюдаться некоторое замедление роста. Невозможно всегда расти такими темпами. Но продажи Renault на этом рынке невелики: в 2010 г. мы продали в этой стране около 10 000 автомобилей, в этом году продадим 24 000. Хотя в относительных цифрах это очень большой рост, очевидно, что на результатах всей компании он заметен мало.

– Насколько серьезным может быть нынешний кризис по сравнению с событиями трехлетней давности? Придется Renault опять обращаться за помощью к государству?

– Уровень заказов автомобилей в Европе в последние недели действительно сравнялся с тем, который мы видели три года назад. Но только по этому показателю трудно судить, будет ли нынешний кризис таким же серьезным, как предыдущий. Прошедший кризис дал Renault определенный опыт, и сейчас мы гораздо лучше подготовлены к возможным проблемам в экономике, чем в 2008 г. Тогда кризис застал всех врасплох, но сейчас у нас уровень ликвидности гораздо выше, мы гораздо тщательнее отслеживаем уровень нашего свободного денежного потока. Мы внимательно следим за уровнем остатков наших машин на наших складах и у дилеров и регулируем темпы производства, чтобы не собирать больше автомобилей, чем может быть куплено на рынке. Сейчас мы гораздо меньше, чем три года назад, зависим от уровня наших продаж в Европе, где сегодня находится эпицентр кризиса, а на наших основных рынках – во Франции, в Бразилии, в России – мы остаемся прибыльными. Уровень чистого долга у нас также гораздо ниже – всего около $1 млрд евро. Так что к этому кризису мы приготовились очень серьезно и понимаем, что на этот раз нам придется рассчитывать только на себя.

– Компании, работающие в Европе, начинают готовиться к распаду зоны евро, который эксперты считают вполне вероятным. Ваше мнение?

– Renault не верит в такой сценарий. В существовании единой валюты в Европе заинтересованы очень многие. Сохранение единого монетарного пространства очень важно, и, если зона евро когда-либо прекратит существование, последствия будут очень серьезными.

– Год назад Renault потряс громкий скандал: компания обвинила нескольких своих менеджеров в шпионаже в пользу конкурентов, уволила их и начала официальное расследование, но выяснилось, что этих людей оговорила собственная служба безопасности компании. Как такое могло произойти? И что Renault сделала, чтобы предотвратить такие ситуации?

– Действительно, в начале года Renault стала жертвой мошенничества, и неправильно принятые топ-менеджментом компании решения повлекли негативные последствия. Мы поняли, что в организации принятия решений Renault есть определенные проблемные точки, и пересмотрели свою организационную структуру. Была усилена служба внутренней безопасности компании, некоторые службы были переведены в прямое подчинение Карлоса Гона, чтобы он мог лучше оценивать ситуацию и принимать решения. В тот момент, когда все это случилось, я работал в Nissan, деталей ситуации у меня нет, и я вряд ли могу более подробно прокомментировать ситуацию (см. врез).

– Но, согласитесь, очень странно, что подобная ситуация вообще могла произойти в такой компании, как Renault...

– Я понимаю, почему вы задаете себе эти вопросы. Мы тоже задали их себе после того, как эта история завершилась. Я думаю, что от подобных историй не застрахован никто. И все же мы вынесли определенные уроки из этого инцидента и сейчас хотели бы просто перевернуть страницу.

– Тогда компания обвинила в шпионаже сотрудников, отвечавших за один из стратегических проектов – разработку электромобилей. Сказалось ли это на самом проекте?

– Нет. Мы, как и обещали ранее, уже запустили продажи Renault Fluence и Kangoo с электродвигателями, а в 2012 г. стартуют продажи моделей Twizy и Zoe. Renault – первый автопроизводитель, который выводит на рынок сразу несколько электромобилей, нам пришлось очень много инвестировать в эти продукты и защитить наши интересы для нас, как для пионера этого сегмента, было очень важно для Renault.

– Продажи электромобилей пока идут не так оптимистично, как ожидали сами компании. Renault не потеряла веру в эти автомобили, особенно в свете надвигающегося кризиса?

– Прежде всего Renault и наш партнер Nissan являются единственными автопроизводителями, которые предлагают электромобили именно как массовый продукт. Другие компании предлагают нишевые продукты, сравнивать результаты всех и говорить на основании этого, что продажи идут медленно, не очень корректно. В Европе мы начали продажи электрических версий наших машин по той же цене, что и этих же автомобилей с традиционными двигателями, покупатели разве что платят абонентскую плату за пользование аккумуляторной батареей. Такую модель применяем только мы, и пока нам не с кем себя сравнивать. Давайте встретимся через год и обсудим, насколько успешной она оказалась. Перспективы этого сегмента у меня не вызывают никаких сомнений. Ведь наши дети и внуки, выбирая автомобиль, будут ориентироваться на автомобили с нулевым выхлопом, потому что мы их так воспитываем. Ведь сейчас все образование в Европе построено на том, что мы постоянно внушаем детям, что нам нужно сохранять планету, жить в гармонии с ней, не зависеть в области энергетики от других стран – и чтобы все это недорого стоило. Когда они вырастут, они будут выбирать автомобиль с учетом этих критериев, а в этом смысле электромобиль – очевидный выбор. Вопрос будет только в том, какой именно электромобиль выбрать с точки зрения дизайна, комфорта и т. д. Как на этом скажется кризис? Да, во время кризиса рост производства замедлен, цены на нефть падают. Но как только рост начнется снова, нефть снова подорожает, и стоимость эксплуатации электромобилей вновь станет очень привлекательной.

– Renault сделала заявку на лидерство в сегменте электромобилей, но до сих пор не предлагает их в России, хотя это уже начали делать ваши конкуренты из Mitsubishi. Почему?

– Прежде всего мы предлагаем доступный автомобиль для массового потребителя, эта концепция очень важна для нас. Для нас принципиально важно, чтобы цена автомобиля была привлекательной, и сейчас это достигается за счет субсидий со стороны государства. В Европе такие субсидии достигают 5000 евро. Но чем больше электромобилей покупают, тем больше мы их сможем производить, и тем ниже наши издержки на это, тем более привлекательные цены мы можем предлагать и все меньше зависеть от субсидий. И через некоторое время мы вообще сможем отказаться от этих стимулов. Но чтобы это произошло, государство должно помочь на первом этапе. Мы, конечно, хотим продавать электромобили в России, но именно в рамках нашей концепции доступного автомобиля, и хотели бы, чтобы государство помогло нам с этим. Есть и другой момент. Думаю, не открою вам тайны, если скажу, что в России достаточно холодно, а на морозе эксплуатация электромобиля затруднительна. Наши инженеры сейчас работают над решением этой проблемы.

– После презентации стратегии Renault в феврале этого года инвесторы очень сильно критиковали ее. Они считали, что она недостаточно амбициозна, что Renault не собирается снизить свою долю в Nissan до блокирующей, чтобы сократить свой немалый долг.

– Чтобы исключить возможные спекуляции, я не буду говорить об акционерных отношениях с Nissan, это может делать только Карлос Гон. Но критика наших планов все же несправедлива. Он предполагает развитие компании. Наши продажи должны вырасти с 2,6 млн штук в 2010 г. до 3 млн в 2012 г., и это уже неплохой рост. В этом году мы продадим 2,7 млн автомобилей. Мы собираемся увеличить рентабельность. Если вы посмотрите на наших конкурентов в Европе, то увидите, что мы уже более рентабельны, чем они. Наш план разделен на два этапа – первый из них завершится в 2013 г., второй – в 2016 г. Через два года мы подведем промежуточные итоги и если увидим, что у нас есть возможность расти еще быстрее, то мы пересмотрим наши прогнозы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать