Политика
Бесплатный
Энн Джолис
Статья опубликована в № 3185 от 11.09.2012 под заголовком: «Больше нет оправдания, чтобы поддерживать диктаторов и воров», - Мухаммед Ибрагим, основатель The Mo Ibrahim Foundation

Персона - Мухаммед Ибрагим, основатель The Mo Ibrahim Foundation

Суданский миллиардер Мухаммед Ибрагим предлагает крупное вознаграждение африканским лидерам, не берущим взяток. Он говорит, что это будет способствовать такому развитию континента, к какому никогда не приводила иностранная помощь
Ramin Talaie / Bloomberg

Состояние

По оценке Forbes, состояние Мухаммеда Ибрагима – $1,1 млрд. Он занимает 1075-е место в рейтинге миллиардеров, № 32 в Великобритании (у Ибрагима британское гражданство, его офис расположен в Лондоне).

Мухаммед Ибрагим относится к странному типу филантропов: он не делает пожертвований. «Я убежден, что Африка не нуждается в помощи, – говорит 66-летний телекоммуникационный миллиардер, сидя в своем лондонском офисе на Портман-сквер. – Это очень богатый континент. Никакого оправдания, чтобы быть бедными, у нас нет».

Ибрагим родился в Северном Судане, близ озера Нубия. Эта страна, богатая полезными ископаемыми, – одна из зон хронической гуманитарной катастрофы на африканском континенте. Судан также был одним из крупнейших реципиентов международной финансовой помощи на протяжении 50 лет. Но, по мнению Ибрагима, проблема Судана и всей остальной Африки не в дефиците денег. Все дело в «управлении – в том методе, который принят у самих африканцев», говорит он: «Без хорошего государственного управления вперед дороги нет». Ибрагим предлагает другую идею: он выдает деньги напрямую отдельным лицам, преимущественно политикам, которые этого заслуживают. The Mo Ibrahim Foundation, основанный в 2006 г., следит за качеством управления по всей Африке и награждает денежными призами лидеров, которые уходят в отставку относительно некоррумпированными. Премия Ибрагима за достижения в африканском руководстве – это вполне недурная выплата в $5 млн, к которым по истечении 10 лет добавляется пожизненное содержание в размере $200 000 ежегодно. Можно сказать, это своеобразное вознаграждение политикам, которые не берут взяток.

Прекрасная возможность для бизнеса

Возможно, эта идея и выглядит алогичной – во всяком случае, не более алогичной, чем та, которая сделала Ибрагима миллиардером: мобильные телефоны в Африке. В 1990-е «никто больше не хотел заниматься тем, чем занимался я, не потому, что я был умным, а потому, что все остальные были ленивыми», говорит Ибрагим.

Получив инженерное образование в Египте, Ибрагим переехал в Великобританию в 1974 г. и получил британское гражданство. Став обладателем докторской степени по техническим наукам Бирмингемского университета, в 1983 г. он поступил на работу в British Telecom, которая как раз развивала свою сотовую сеть. В 1989 г. он уволился оттуда и учредил Mobile Systems International в собственной столовой. В последующее десятилетие его консалтинговая компания спроектировала половину всех сетей в Европе. «Мы были также в Москве, Сингапуре, Гонконге, в Штатах, – говорит он, как бы обхватывая руками весь земной шар. – Но мы заметили, что у нас нет никакой работы в Африке. Потому что там вообще не было сотовых сетей и никто из операторов не желал прийти туда с инвестициями – это выглядело слишком сомнительно, слишком рискованно».

Так что в 1998 г. Ибрагим сам учредил сотового оператора – Celtel. Ужасающая репутация африканского континента, по его словам, была чрезмерно преувеличена. Celtel столкнулась с немногочисленными конкурентами, которые быстро продали ей дешевые лицензии. В то время мобильные телефоны были менее чем у 1% африканцев. Сегодня – более чем у 50%, причем большинство из них никогда не пользовались стационарными аппаратами. К 2005 г., когда Celtel вела операции в 13 странах и покрывала более 20% африканского рынка, конкуренты наконец-то хлынули в Африку. В тот год Ибрагим продал Celtel кувейтской фирме за $3,4 млрд.

Он охотно соглашается с тем, что не сумел предвидеть, как дешевые предоплатные мобильные тарифы изменят африканское общество, хотя в ретроспективе это и выглядит очевидным. Оснащенность дорогами на квадратную милю (учитываются дороги как с покрытием, так и без него) в Африке на 80% меньше, чем в среднем по миру. Стационарная телефония все еще преимущественно контролируется государственными монополиями, и дороговизна ее находится на запретительном уровне. Сотовые телефоны сейчас соединяют миллионы деревенских жителей с банковскими услугами, программами для обучения грамоте, коммерческой логистикой, информацией о здоровье и транспорте – со всем тем, от чего они раньше были просто изолированы. «Я был впечатлен [этим влиянием]», – усмехается Ибрагим. Сам он инвестировал в африканскую сотовую связь лишь потому, что увидел в ней «прекрасную возможность для бизнеса».

Нужна жестокая честность

Сколотив состояние, Ибрагим решил «просто оказывать помощь». После этих слов он немедленно возносит хвалу «всем тем прекрасным людям и правительствам, которые предоставляли помощь [Африке], я очень ценю это». Но, сделав несколько еще более вежливых отступлений, он констатирует очевидное: «Я действительно не думаю, что все это может изменить Африку». А вот лучшее управление тем не менее «откроет континент для инвестиций», утверждает он: «Инвестиции будут создавать рабочие места, а когда у людей есть подходящая работа, они заботятся о себе, о своем здоровье, об образовании для своих детей».

Главы государств или правительств могут претендовать на премию Ибрагима, если они были демократически избраны, находились у власти без превышения конституционного срока, продемонстрировали «отличия» на своем посту и мирно передали власть не позднее чем в последние три года. Предполагалось, что премия будет присуждаться ежегодно, но с момента ее запуска в 2007 г. это пока произошло лишь трижды. Ее удостоились бывший президент Мозамбика Хоаким Шиссано, бывший президент Ботсваны Фестус Могаэ и бывший президент Кабо-Верде Педро Пирес. Ибрагим не входит в состав комитета по присуждению премии. «Если победителя не было, единственное, что следовало сделать, – это констатировать факт. Надо действовать так, чтобы внушать доверие, вы не находите?» – пожимает плечами он. Ближайшая премия будет объявлена в октябре – если, конечно, найдется кому ее присудить.

Недостаточное внимание к подотчетности – широко распространенная проблема в сфере финансовой помощи и это слишком часто заканчивается поддержкой коррумпированных или провалившихся лидеров, говорит Ибрагим. «Порой мне кажется, что это такое африканское хобби – отказываться от ответственности и всегда винить в проблемах кого-то другого, – задумчиво говорит он. – Нам надо посмотреться в зеркало. Если там виден кто-то уродливый, может быть, это потому, что ты сам урод, а не потому, что зеркало кривое. Нам нужна жестокая честность, если мы серьезно настроены двигаться вперед».

Ибрагимовский индекс африканского государственного управления, который фонд миллиардера публикует каждый год, предоставляет такую честность во всех деталях. Он рассчитывается по 86 показателям для каждой из 54 стран Африки, ранжируя правительства по эффективности в предоставлении безопасности, верховенства закона, гражданских прав, экономических возможностей и развития человеческого капитала. В прошлом году рейтинг возглавил Маврикий, набравший 82 пункта из 100 возможных и занявший первое место по «устойчивым экономическим возможностям» и «безопасности и верховенству закона». В конце списка – Сомали с восемью пунктами из 100 возможных и нулевыми оценками по «верховенству права и образованию». Предполагается, что отслеживание роста или снижения по каждому показателю позволит «сдвинуть повествование от демагогии и бессмысленных предвыборных речей и лозунгов в сторону фактов».

«Нас не интересует идеология или отчеты о благосостоянии, мы смотрим только на то, что было сделано, – доверительно наклоняется вперед Ибрагим. – Сколько километров дорог уложено? Сколько построено школ? Сколько коек в больницах и сколько этих больниц, сколько людей были несправедливо арестованы? Могут ли женщины выйти на улицу, не опасаясь за свою безопасность? Независимы ли суды – а это действительно важно! – и насколько они эффективны? Могут ли люди пойти в суд и быстро добиться правосудия?» Он хлопает себя по бедру: «Все это я и называю государственным управлением. Ну так вот, что они сделали в этом плане?» Выдавая заслуживающий доверия ответ на этот вопрос, Ибрагим рассчитывает «дать возможность для более осмысленной дискуссии».

Морковка на золотом блюдечке

Крупная денежная премия обеспечивает ибрагимовскому индексу внимание африканской прессы. Южно-африканские СМИ погружаются в коллективную панику каждый год с тех пор, как бывший президент ЮАР Тхабо Мбеки не получил эту награду. Он ушел в отставку в 2008 г., и ЮАР при расчете индекса регулярно попадает в пятерку стран с наилучшим госуправлением. С другой стороны, Мозамбик никогда не поднимался выше лучшей двадцатки, однако бывший президент Шиссано, находившийся у власти в 1986–2005 гг., получил премию Ибрагима в 2007 г.

Сам Ибрагим объясняет это так: «Не важно, насколько низко вы стоите в рейтинге, важно, откуда вы стартовали». Шиссано занял пост президента во время 16-летней гражданской войны в Мозамбике и покинул свое кресло после того, как в стране установился мир и начала развиваться рыночная экономика. Мбеки унаследовал одну из самых безопасных и развитых стран Африки, однако при нем уровень безопасности, верховенства закона и гражданских прав сполз вниз.

Отчет за 2011 г. выделяет среди наиболее улучшивших госуправление такие страны, как Сьерра-Леоне и Либерия: обе страны положили конец кровавым гражданским войнам в минувшем десятилетии и сейчас занимают соответственно 30-е и 36-е места в рейтинге. «Они начинали с очень плохих позиций, но всего лишь за счет стремления добиться безопасности и мира и начать созидание инфраструктуры они действительно смогли продвинуться вперед, – говорит Ибрагим. – Им еще далеко до вершины рейтинга, но они и не должны там быть, они совершенствуются, и это прекрасно».

Он более пессимистичен по поводу родного Судана, который сейчас на шестом месте с конца. В этом году впервые индекс будет рассчитан отдельно для Судана и Южного Судана. Но, несмотря на отделение Южного Судана в результате прошлогоднего референдума, боевые действия на границе с этой территорией продолжились. В западном Судане базирующееся в Хартуме правительство и группировки повстанцев продолжают вырезать гражданское население в Дарфуре. «Когда нет безопасности, о каком развитии можно говорить?» – констатирует Ибрагим.

Другой повод для озабоченности – пренебрежение правами собственности, распространенное практически по всему континенту. «Право собственности на землю – это вопиющий вопрос здесь», – говорит миллиардер. Африканские государства, практически все без исключения, держат в своих руках «право собственности на всё». Это означает, что 70% африканцев, которые занимаются земледелием для собственного пропитания, «не могут монетизировать свою прибыль – если у вас нет права на собственность, как вы можете привлекать деньги, как вы можете их заимствовать? Это главный вопрос для сельскохозяйственного развития, и его нужно решать напрямую».

Ибрагим говорит, что ставить столь резкие вопросы никогда не бывает «удобным», но он в отличие от международного донорского истеблишмента не боится острых тем.

Это выводит наш разговор к разочарованию Ибрагима в Западе. По его словам, «за последние 20 с лишним лет капитализм пришел в упадок», и африканский миллиардер связывает это с «коллапсом коммунизма». Как это? «Кончина Советского Союза была, возможно, худшим, что могло произойти для капитализма, ведь до 1990-х тот находился под давлением конкурирующей системы и должен был показывать, что может дать людям все самое наилучшее». Ибрагим говорит, что с тех пор западные правительства погрязли в создании лазеек для бизнеса по блату и спасении избранных от банкротств. «Мы сейчас наблюдаем очень странный феномен, когда у нас есть капиталистический институт – компании, – которому позволено приватизировать прибыли и социализировать расходы. Разве это капитализм?» В любом случае ничего хорошего. Но если окончание холодной войны привело к «самодовольству» Запада, говорит Ибрагим, то для Африки это означало совсем противоположное. Для западных правительств «больше нет оправдания, чтобы поддерживать ужасных диктаторов и воров», говорит Ибрагим. Вашингтонские администрации одна за другой последовательно поддерживали убийц и клептократов вроде Мобуту Сесе Секо в старом Заире по одной причине – их антисоветизма. И сегодня западные правительства все еще потакают недостойным политикам, преследуя свои стратегические интересы. Но Запад больше не может игнорировать то, что африканские лидеры делают для своих граждан. Этот сдвиг «действительно помог сильно демократизировать Африку», утверждает Ибрагим. Политики здесь далеки от совершенства, добавляет миллиардер, «но они движутся в правильном направлении». А он только рад подвесить перед ними морковку на золотом блюдечке, чтобы они не сбились с пути.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more