Бесплатный
Александр Губский

Интервью - Эд Велбурн, главный дизайнер General Motors

«Я грустил по Hammer только минуту»
М.Стулов / Ведомости

Эд Велбурн – один из наиболее влиятельных автомобильных дизайнеров в мире. Сын автомеханика, он сумел окончить Колледж изящных искусств Университета Говарда в Вашингтоне, после чего устроился на работу в General Motors. И все 40 лет проработал в одной компании – случай уникальный: как правило, дизайнеры меняют место работы каждые несколько лет. Впрочем, и General Motors по отношению к своим дизайнерам компания уникальная: должность вице-президента по дизайну в ней по сути пожизненная – за вековую историю GM эту позицию занимали всего шесть человек.

Мы познакомились с Велбурном в 2007 году – на автосалоне во Франкфурте. В середине интервью он вдруг неожиданно попросил: «Извините, не могу больше терпеть – покажите, что у вас за часы». На мне были офицерские часы Первого московского часового завода им. Кирова, с которыми мой дед прошел всю Великую Отечественную. «На самом деле это тест, – сказал я Велбурну. – Я всегда надеваю эти часы, когда встречаюсь с директорами часовых компаний и дизайнерами. Люди, которые действительно разбираются в предмете, обязательно просят меня показать им эти часы. Остальные продолжают самозабвенно рассказывать про свои «лучшие в мире» продукты». «Получается, я сдал экзамен?» – спросил меня гуру автомобильного дизайна. «Да», – подтвердил я.

За пять минувших лет General Motors прошла через процедуру банкротства, сменила четырех руководителей, но Велбурн и его команда не прекращали работу. Более того, именно в эти критические для компании годы были заложены эффектнейшие автомобили, появившиеся на рынке сегодня: Opel Astra, Chevrolet Corvette 427, Cadillac ATS, Chevrolet Impala. «Кризис заставил нас быть более креативными и эффективными», – говорит Велбурн.

«Банкротство – очень непростое время, – вспоминает дизайнер. – Каждый день в СМИ появлялось множество негативных материалов про GM. Каждый день! И я чувствовал, что должен поддерживать моральный дух наших дизайнеров. Я собирал их и говорил: не обращайте внимания на эти статьи, темный период закончится, а мы должны заниматься тем, чем умеем – дизайном. И я уверен, что именно в тот период мы сделали свои лучшие работы, теперь наша задача – сохранить этот драйв, эту энергетику. Команда в хорошей форме и продолжает делать отличные вещи».

В Россию – на Московский международный автосалон – Велбурн приехал, чтобы представить Cadillac ATS, который, как надеются джиэмовцы, станет серьезным конкурентом BMW 3-й серии. Незадолго до банкротства GM уже пыталась выйти в этот сегмент с Cadillac BLS (это перелицованный Saab 9-3). Та попытка провалилась, «но теперь все будет совсем по-другому», уверяет Велбурн, проводя рукой по эффектной фаре автомобиля, заползающей далеко на крыло. «На создание Cadillac ATS ушло три года, и задача была непростая. Это очень конкурентный сегмент рынка, где есть BMW 3-й серии, Mercedes-Benz, Lexus, а владельцы этих машин очень лояльны своим брендам. И вот мы выходим в этот сегмент. Для нас это очень серьезный вызов: создать дизайн, который будет востребован рынком, но при этом сохранить дух Cadillac. А в дополнение к этому – сделать очень легкий автомобиль, с замечательной управляемостью и солидным оснащением».

До и во время банкротства GM избавилась от пяти брендов, закрывала заводы, увольняла людей тысячами. Но своих дизайнеров не тронула: «Компания сочла, что дизайн – в числе ее наивысших приоритетов, поэтому команда дизайнеров оказалась под защитой, – объясняет Велбурн. – И сегодня мы загружены так, как никогда раньше». «Я грустил по Hammer только минуту – у меня нет на это времени, слишком много работы, – добавляет он. – Так же как и грустить по Oldsmobile, Pontiac или Saturn. Прекращение производства машин под этими брендами позволило нам направить все силы и деньги на самые важные наши бренды – Cadillac, Chevrolet, Buick, Opel».

Летом Велбурн изменил структуру дизайн-подразделения GM, чтобы уделять еще больше внимания каждому из брендов: «По моему глубокому убеждению, Chevrolet способен стать одним из наиболее сильных автомобильных брендов в мире, и мы приложим для этого все усилия». Впрочем, когда я спрашиваю Велбурна о будущей Chevrolet Niva, вице-президент GM немногословен: «Я участвую в создании дизайна новой Chevrolet Niva, но единственное, что могу сказать, – основная работа над машиной ведется в Европе». «Мы не можем позволить себе большой дизайн-центр в России, но для наших дизайнеров важно приезжать сюда, чтобы понимать вкусы местных клиентов, – добавляет Велбурн. – Мне и самому это полезно: за неделю, проведенную в России, я узнал очень многое».

Когда я, ссылаясь на статью в ведущем профильном издании, Automotive News, спрашиваю у Велбурна, действительно ли он скоро собирается на покой, 61-летний дизайнер разражается хохотом: «Я работаю на GM 40 лет. И уходить не собираюсь. Хотя все зависит от того, что вы подразумеваете под словом «скоро». Мы очень хорошо ладим с председателем совета директоров GM [Дэном Акерсоном], и он запрещает мне даже произносить слово «пенсия».

«Это нехорошо, когда автомобильные компании часто меняют главных дизайнеров, – продолжает Велбурн. – Я вырос в GM, провел всю свою карьеру здесь. Вы знаете, за 85 лет, что существует департамент дизайна в GM, его возглавляли только шесть человек. Я работал на всех предшественников, за исключением [первого вице-президента по дизайну] Харли Эрла, и очень многому у них научился, это помогло стать мне тем, кем я стал».

«Неужели не скучно всю жизнь провести в одной компании? – провоцирую я Велбурна, и он опять реагирует очень живо: – Шутите? Мне доставляет такую радость заниматься тем, что я делаю! Прелесть работы на GM в том, что у компании очень много брендов, и это дает возможность работать над самыми разными автомобилями, в дизайн-центрах по всему миру, с очень разными людьми. И я занимаюсь не только автомобилями, но и дизайном стендов на автосалонах, дилерскими центрами, графическим дизайном. Я наслаждаюсь этим. Хотя это и нелегко».

«Когда мне раньше поступали предложения от других компаний, я их сразу отклонял, – продолжает он. – Я смотрел на другие бренды и, как казалось мне, видел решения, которые можно было им предложить. Но мне это было неинтересно. Я всегда был лоялен GM и остаток карьеры планирую провести здесь же».

Я замечаю на руке у Велбурна хронограф Bulgari, и теперь приходит мой черед задавать вопрос про часы: я много лет пишу про эти аксессуары, но впервые вижу мужчину в часах Bulgari Assioma. «Никола Булгари – мой друг, мы как братья. Но я приобрел их как обычный покупатель, – объясняет Велбурн. – Я провел какое-то время в дизайн-студии Bulgari, мне нравится их дизайн: он современный и в то же время роскошный. Прямо как наш Cadillac».

Велбурн вообще большой поклонник всего итальянского: «Я люблю Рим, Северную Италию. Никто не скажет вам, что любит Турин, а я люблю (Велбурн произносит название города по-итальянски, Torino) – мне нравится тамошняя еда, у меня там есть портной, которого я по случаю посещаю. Я работал с Bertone, Pininfarina, Italdesign, но на заводах Fiat никогда не был».

40 лет карьеры – можно уже начинать подводить итоги. На вопрос о своем главном достижении Велбурн отвечает не как художник, а как менеджер: «Главное – создание глобальной организации дизайна General Motors. У нас ее не было до того, как меня назначили вице-президентом по дизайну. На удивление, все это получилось довольно быстро – и дизайнеры из разных частей света счастливы сотрудничать друг с другом. Думаю, в этом одно из наших конкурентных преимуществ. Полагаю, что создал в компании такую атмосферу, что людям легко доносить до меня свои идеи».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать