Интервью - Фабрис Россе, президент шампанского дома Deutz

«Люди стали пить меньше шампанского, но они ничуть не разлюбили его»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Варвара Гранкова
Досье:

1950 Родился в Эперне, Шампань. 1990 Присоединился к группе Champagne Louis Roederer. Отвечал за марки Cristal, Ramos Pinto, Chateau Haut-Beausejour, Chateau de Pez, Delas Freres и др. 1996 Назначен президентом дома Champagne Deutz.

Мне кажется, вкус в отношении шампанского становится все более универсальным. Подчеркиваю, это «универсализация», а не «стандартизация» - многообразие стилей остается

Осенью шампанский орден Ordre des coteaux de Champagne впервые провел заседание в Москве - чтобы принять в свои члены видных российских деятелей культуры, журналистов, рестораторов и виноторговцев, а также познакомиться с рынком «на месте». Вел заседание командор ордена (и по совместительству президент шампанского дома Deutz) Фабрис Россе.

История Ordre des coteaux de Champagne восходит к 1650 году, когда несколько молодых аристократов двора Людовика XIV решили организовать клуб, посвященный изящным винам. Особо они жаловали шампанские с трех холмов (coteaux): Аи, Авене, Отвильер - и оттого их клуб получил название Ordre des coteaux. Орден прекратил существование незадолго до Великой французской революции. Три века спустя, в 1956 году, группа виноделов Шампани во главе с Роже Гоше и Франсуа Тэтэнже, проведя исторические исследования, решила возродить орден, сделав его открытым для всех производителей из Шампани. В последние годы командоры ордена Ordre des coteaux de Champagne меняются каждые два года, в сентябре 2013 года на этот пост был избран Фабрис Россе, который сменил Мишеля Драпье из дома Drappier. Новый командор ответил на вопросы «Пятницы».

- Каковы настроения в Шампани, если не брать в расчет предпраздничную эйфорию?

- Экономическая ситуация в мире слегка затронула и Шампань, в этом году будет небольшое снижение [продаж] - на 3-4%. Ничего драматического. С одной стороны, шампанское - продукт «люксовый». Но, с другой, я бы не стал так напирать на его «люксовость» - это в первую очередь продукт высококачественный, его нужно понимать. Возможно, в нынешней экономической ситуации люди стали пить чуть меньше шампанского, но они ничуть не разлюбили его. В России прогресс очень хороший, рынок в 2012 году вырос на 10% по сравнению с 2011-м.

- Как, на ваш взгляд, меняются вкусы потребителей в отношении шампанского? Moet & Chandon, например, несколько лет назад выпустил кюве Ice Imperial, которое нужно пить с большим количеством льда.

- Это маркетинговый продукт. Возможно, их маркетологи решили провести эксперимент, чтобы расширить аудиторию, включить в нее более молодых потребителей. Это хорошо.

Мне кажется, вкус в отношении шампанского становится все более универсальным. Это раньше были «английский» вкус, «американский», «русский». А теперь японцы, калифорнийцы, южноафриканцы едут в Милан, Лондон или Москву и везде от шампанского категории брют ждут приблизительно одного и того же. Подчеркиваю, это «универсализация», а не «стандартизация» - многообразие стилей шампанского остается.

Этому способствует и то, что большие марки шампанского налаживают глобальную дистрибуцию, их можно попробовать везде.

- В Шампани собирались увеличить площадь земель, одобренных под выращивание винограда для шампанского. Этот процесс завершен?

- Проведена серьезная техническая работа по идентификации земель - терруаров, которая базировалась на истории региона и включала в себя оценку почв, климата и прочее. Эта работа закончена: 40 коммун одобрены к вхождению в апелласьон Champagne, но никакого решения пока не принято - это требует времени.

Сегодня в AOC Champagne 33 580 га виноградников, с которых потенциально можно производить 340-360 млн бутылок шампанского в год. Нынешнее годовое потребление шампанского в мире - 310 млн бутылок. То есть [будущее] расширение апелласьона - это предвосхищение [грядущего роста потребления шампанского].

- Качество при этом должно остаться прежним? Вино, и шампанское в частности, продукт натуральный. Возможно ли при резком увеличении производства удержать его качество? Возьмем, например, ваш шампанский дом Deutz. В 1980-е годы он производил миллион бутылок шампанского в год, но к 1990 году выпуск упал до 600 тысяч. В 1996 году президентом Deutz стали вы, и производство к настоящему времени выросло до 2 млн бутылок, а в будущем вы планируете нарастить выпуск до 2,5 млн бутылок. Что будет с качеством?

- Проблема не только в поиске новых покупателей - люди по всему миру все больше ценят шампанское. Но и в ресурсах производства - виноградники Шампани занимают меньше 35 000 га: встает вопрос, где взять столько качественного винограда.

Вы спросили меня именно про Deutz, отвечу. Наш подход к качеству остается неизменным. 80% винограда для нашего шампанского происходит с виноградников лучших категорий - grand cru и premier cru. Когда я возглавил этот Дом, мы сформировали новую команду с настоящей философией, настоящей стратегией. Это получилось спонтанно, просто все больше виноградарей с терруаров grand cru и premier cru стали приходить к нам и говорить: «Нам нравится ваш [новый] продукт, мы хотим работать с вами». Да, у дома Deutz был сложный финансовый период в истории, но он давно позади. Таким образом, гордость виноделов от работы с нами плюс наше солидное финансовое положение позволяют нам удерживать качество на уровне [даже при значительном увеличении объемов производства].

- Какова у Deutz пропорция между виноградом с собственных виноградников и покупным?

- Собственный - около 20%. Возможно, эта доля несколько уменьшится по мере увеличения производства. Но не думаю, что нам нужно увеличивать объемы собственных виноградников, поскольку лучшие [независимые] виноградари ухаживают за своими лозами с тщательностью маникюрши. Хотя, конечно, никакой монополии на лучший виноград у нас нет.

Полагаю, что годовой объем производства в 2,5 млн бутылок станет для нас плато, выйдя на которое нам нужно будет сконцентрироваться на сырье и дистрибуции.

- Говоря об увеличении производства Deutz, вы имеете в виду в первую очередь базовое шампанское брют?

- Нет, все категории, в том числе наши cuvee de prestige - William Deutz и Amour de Deutz. Доля миллезимных шампанских в общем объеме производства у нас приблизительно в два раза больше, чем в среднем у шампанских домов. У Deutz доля миллезимных шампанских в среднем приблизительно 15%, из них половина - cuvee de prestige (эта доля меняется год от года в зависимости от качества урожая).

- Amour de Deutz был создан к миллениуму под вашим руководством, время от времени появляются новые сорта шампанского и у других домов. Но я не припомню новых марок шампанского. Почему? На рынке нет места?

- Марок действительно очень много. Но новые время от времени появляются: Barons de Rothschild; барон де Лядусетт (знаменитый производитель луарских вин. - «Пятница») купил компанию-негоцианта и начал производить свое шампанское Comtesse Lafond...

Что касается Amour de Deutz, то это не был «одиночный выстрел»: мы создали высококлассное шампанское blanc de blanc (из одного белого сорта винограда - «шардоне». - «Пятница»). Я всегда был фанатом blanc de blanc, и когда пришел в Deutz, мы сделали наш собственный cuvee de prestige из «шардоне».

Я стал президентом Дома в 1996 году, первый миллезим датирован 1993 годом - это вино зрело в подвалах, имени у него еще не было... А во дворе нашего шато стоит статуя Амура, и я подумал: почему не сделать его эмблемой нового шампанского? Потому что образ Амура прекрасно соответствует стилю Deutz - это элегантность, рафинированность. Тут же родилось и название - Amour de Deutz.

- У Amour de Deutz оригинальный капсюль - крышечка, что удерживает пробку, - его можно носить на шее как кулон. Как родилась такая идея?

- Дизайн этой маленькой медали, что укупоривает крышку, сделал Паскаль Морабито - его имя вместе с годом урожая Amour de Deutz указано на оборотной стороне. У него была давняя идея - сделать из капсюля медальон. Он предлагал это многим шампанским домам, пришел и ко мне. Я сказал: «Если это для всех и каждого - это не для Deutz. К тому же как ты себе представляешь себе Дом, который выпускает шампанское миллионами бутылок с таким медальоном, - ведь шнурок в него надо вставлять вручную?»

В результате мы сделали капсюль для Amour de Deutz. Первоначально я предполагал, что этот капсюль будет только для одного урожая - 2000 года. Но потом один сомелье сказал мне: «Фабрис, обязательно сохраните эту идею в будущем. Потому что когда мужчина приглашает в ресторан женщину и выбирает Amour de Deutz, этот кулон прекрасно передает радостную сущность шампанского». И я сохранил. Возможно, это и маркетинговый трюк, но трюк симпатичный.

Кстати, у первых миллезимов на капсюлях не было указания года урожая. Но потом я узнал, что у коллекционеров стоимость капсюля Amour de Deutz может достигать 50 евро, и решил: надо сделать им приятное, и мы стали указывать год урожая на обороте. Этот кулон есть в бутылках всех форматов Amour de Deutz - в обычных, в магнумах (1,5 л), в иеровоамах (3 л) и в мафусаилах (6 л).

- В 2010 году один из мафусаилов с миллезимом 1999 года был продан за 30 тысяч долларов. Это рекордная цена для Amour de Deutz?

- Каждый миллезим мы выпускаем 365 пронумерованных мафусаилов Amour de Deutz, которые продаются на благотворительных аукционах. 30 тысяч долларов - это рекордная цена, которая была установлена на аукционе в США.

- У Deutz те же самые владельцы, что и у Louis Roederer. Есть ли между вашими домами какая-то кооперация?

- Абсолютно никакой. У нас общие владельцы, но мы две независимые друг от друга компании, со своими собственными бизнес-операциями - от закупки винограда до дистрибуции.

- Ваше лучшее воспоминание о вине?

- В 1985 году я купил дом в Реймсе постройки 1876 года (любопытно, что в том же самом году было создано знаменитое кюве Cristal для Александра II). В доме оказался двухэтажный винный погреб, на нижний этаж погреба мы даже не спускались. Пожилой месье, который продавал нам дом, сказал: «Там у меня хранятся 600 бутылок тихого вина из Шампани урожаев 1919 и 1920 годов. Если хотите, я вывезу их». Я ответил: «Что вы, оставьте, пожалуйста». Я отвез четыре бутылки на экспертизу - это действительно оказалось 100-процентное шардоне из Шампани, которому на тот момент было уже 65 лет, и вино было восхитительным! Часть из того запаса я шампанизировал, и у меня до сих пор сохранилось несколько бутылок этого уникального вина.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more