Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов
Статья опубликована в № 2467 от 19.10.2009 под заголовком: Мейнстрим через «Море»

Василий Петренко – дирижер с компьютерными мозгами, быстрой реакцией и светлой душой

Сходили мы, москвичи, в филармонию и заключили, что у нас есть очень хороший дирижер – Василий Петренко. То же самое говорят и ливерпульцы

Спорить нам тут нечего: Василий Петренко – петербуржец. Заставший еще лучшую пору ленинградской школы и видевший уроки Ильи Мусина. Теперь он в Англии, как и другие наши дирижеры; вместе с Валерием Гергиевым и Владимиром Юровским заботится о классическом воспитании английских школьников, подписывает манифесты. Руководить Ливерпульским королевским оркестром его пригласили, когда ему было 29 лет. Он и сегодня, в 33, на столько лет не выглядит – между тем ливерпульцы под его руководством уже подобрались, как утверждают британские братья-критики, к столичному уровню. В Ливерпуле Петренко герой: когда город отмечал торжество, он дирижировал для десятка тысяч слушателей, а на сцену его выходила подержать за ручку другая ливерпульская знаменитость – Ринго Старр.

Плетневский оркестр (Российский национальный, РНО) знает толк в приглашении хороших дирижеров и тут не прогадал: РНО и Петренко сочетаются великолепно. Такой идеальной слаженности, что выпала нашим ушам в Зале им. Чайковского, нечасто сыщешь. А музыку играли непростую, все больше французских импрессионистов.

Был, правда, и вдохновенный, иногда буксующий Берлиоз (фрагменты из «Ромео и Юлии»), но тон задал Равель (изящная, скрыто танцевальная «Альборада»), а истинный пир ушам закатил Дебюсси («Послеполуденный отдых фавна» и особенно «Море»). В ту эпоху, на рубеже XIX и ХХ вв., музыка достигла вершин красоты, ее созвучия и краски стали сладостны, терпки, роскошны до избыточности – так, что дальше уже некуда (неудивительно, что вскоре явился угрюмый модернизм и сорвал с музыки все эти пышные одеяла). Играя «Море» Дебюсси, оркестр светился каскадами брызг, сквозь толщу фактуры виднелись подводные течения, направо-налево пробегал ветерок. Старательный, неулыбчивый РНО с безукоризненной точностью извергал мириады нот, следуя легкому и точному жесту молодого маэстро. Живой, лишенный позы и внешних манер Петренко контролировал сразу мильон событий и в любую секунду добивался радости и бесхитростной простоты.

Когда говорят о том, что классическая музыка существует в мире в некоем музейном статусе, не всегда указывают на то, какие резервы мастерства для этого ежедневно требуются. Вот такие, какие имеются у Василия Петренко, дирижера не культового, а мейнстримного, с компьютерными мозгами, быстрой реакцией и светлой душой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать