Статья опубликована в № 2491 от 23.11.2009 под заголовком: Родом из авангарда

Ретроспектива Веры Мухиной в Русском музее

В Русском музее открылась ретроспективная выставка Веры Мухиной – художника, которого выставить и выгодно, и одновременно трудно. Но русскомузейные кураторы это сделать смогли

Среди советских художников Вера Мухина – персонаж исключительный. Все классики соцреализма при ближайшем рассмотрении оказываются виртуозами формы, художниками феноменально техничными. В Марке Донском и Александре Медведкине просматривается буйный экспрессионизм, Исаак Бродский был талантливым импрессионистом. Разглядеть это не трудно. С Мухиной же все куда сложнее. Увидеть в ней техничность и авангардизм нелегко хотя бы потому, что она работала на почве, где они полностью подчинены, что называется, выбранной тематике. И правда: как разглядеть эксперименты с формой в гигантской голове Горького, бюстах генералов-орденоносцев, а тем более в «Рабочем и колхознице»?

Чтобы зрители могли увидеть Мухину-экспериментатора, на выставке помимо скульптур показывают графику и декоративно-прикладные работы. И здесь сомнений нет: к соцреализму она пришла через экспрессию, буйство красок. Эти две составляющие у нее существовали в плотной связке. Достаточно увидеть хотя бы ее кубистические, пусть и не без оттенка влияния Александры Экстер, эскизы костюмов и декораций к спектаклям Александра Таирова – вот уж где новые формы и цветущий революционный авангард. Что уж говорить о вовсе футуристических плакатах – это настоящее, сочное раннесоветское графическое искусство. Да и в работах из стекла Мухину посредственным и робким художником не назовешь: чего стоят хотя бы сервизы в виде цветков и скульптуры из шлифованного стекла.

Главное – что эти работы экспозицию открывают, и после них уже не так трудно увидеть и работу с формой, и авангардизм в уже зрелой, всем более или менее знакомой Мухиной. В макетах и эскизах к «Рабочему и колхознице» можно заметить, что казавшиеся стоеросовыми монументы поют и словно готовятся к полету. Портрет балерины Марины Семеновой – вовсе непозволительный для соцреализма формализм: гибкий торс танцовщицы вырастает из фигурной мраморной пачки. Даже гигантская голова Горького – не сталинский «церетели», а кристально чистая и талантливая апелляция к античности.

Действительно, показывать Мухину сейчас трудно – к новому, нестандартному взгляду или переоценке сама ее фигура не очень располагает. И именно ввиду этого работать с ней надо осторожно и деликатно, расставлять акценты предельно аккуратно, чтобы был отмечен талант скульптора, а утверждения о его техничности звучали более убедительно. Наверное, есть для этого и более оригинальные, и более ловкие ходы. Но русскомузейный – сработал, это главное.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать