Статья опубликована в № 2509 от 17.12.2009 под заголовком: Страх родины

"Дегенеративное искусство" Эрнста Кирхнера выставлено в Зальцбурге

В Зальцбурге проходит ретроспектива немецкого экспрессиониста Эрнста Кирхнера. Даже знатоки его творчества удивлены обилием малоизвестных работ
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Museum der Moderne Salzburg

В ходе подготовки выставки «Дегенеративное искусство» нацисты изъяли из немецких музеев 639 картин, рисунков, скульптур и листов печатной графики Эрнста-Людвига Кирхнера (1880–1938). Часть из них была продана за границу, часть уничтожена. Что-то показали в рамках самой «дегенеративной» выставки, пропутешествовавшей по всей Германии и собравшей три миллиона зрителей. Говорят, это абсолютный исторический рекорд для выставок современного искусства. Жаль только, с публикой не повезло.

Впрочем, сам Кирхнер тогда уже привык к тому шутовскому колпаку, что вынужден носить при жизни почти каждый художник, опережающий эпоху. На многих фотографиях он дурачится и балагурит, выглядит откровенным клоуном, даже если находится на фронте и на его голове немецкая каска с высокой шишкой (этот автопортрет представлен в обширном фоторазделе выставки в Зальцбургском музее модерна). И разве только к раздвоенности сознания приводит привычка самого себя рецензировать, да еще под псевдонимом? А ню лолитообразных девочек-подростков – разве не преступление против нравственности?

Ходить по лезвию – удел многих, но Кирхнер и в этом преуспел. Мало кто из коллег по экспрессионистской группе «Мост» обладал его энергией. Кирхнер, впрочем, выступил не только одним из создателей дрезденской группы, но и стал причиной ее распада. В 1913 г. он написал аналитическую хронику «Моста», против которой выступили все остальные его члены. Текст напечатали, группа после этого прекратила существование. Впрочем, она успела сыграть важнейшую роль в истории искусства, добившись невиданных ранее прав и возможностей прежде всего для цвета, доведя степень графичности в живописи почти до предела. Непонятно даже, почему Кирхнер не попал в орбиту Дягилева, привечавшего модных художников. Кстати, один из любимцев «Мира искусства» – Аксель Галлен-Каллела печатался и в графических сборниках «Моста».

После Первой мировой войны Кирхнер, отлечивши нервы в санаториях, оказался в Швейцарии. Здесь и проявилась его специфическая театральность: он нуждался в публике – как в коллегах для общения, так и в зрителях для своих работ. Давос всем был хорош, плох лишь одним: людным его не назвать и сегодня.

Уехав в Швейцарию, немец не может избежать судьбы. В Давосе Кирхнер испытывал панический страх перед покинутой родиной. Он усилился после аншлюса Австрии, немцы стояли теперь в нескольких десятках километров от дома художника. Власти медлили с подтверждением брака между Кирхнером и танцовщицей Эрной Шиллинг, с которой он прожил долгие годы. Он начал уничтожать гравировальные доски, скульптуры, стоящие вне мастерской. Очевидцы поговаривали даже, что Кирхнер расстреливал собственные картины. Одна из пуль попала точно в цель: утром 15 июня он выстрелил себе в сердце.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more