Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Мокроусов
Статья опубликована в № 2546 от 17.02.2010 под заголовком: Пройдите к интимному

Анни Лейбовиц смешала гламур и лабораторию

Выставка Анни Лейбовиц в Вене напоминает: от гламурного до личного порой меньше шага
Aнни Лейбовиц. Мои родители на берегу пруда. Лонг-Айленд, 1992

Венский Кунстхаус показывает выставки по определенному графику. Известный автор – затем что-то неожиданное, снова известный – опять неожиданное. С этого ритма музей практически не сбивается. Но в случае с Анни Лейбовиц произошла заминка. Более гламурного фотографа невозможно, казалось бы, представить. Обложки для главных журналов о моде, звезды Голливуда, реклама, выглядящая больше чем просто реклама... При этом мастер портрета, вровень с которым в современной фотографии мало кого поставишь.

Чего стоят черно-белые лики философа Сьюзен Сонтаг и писателя Уильяма Берроуза! Лейбовиц и в киноактерах способна отыскать глубины, в которые охотно погрузился бы и Достоевский. Тони Кертиса и Джека Леммона, звезд главной комедии века «В джазе только девушки», в 1995 г. она решила запечатлеть в женском белье. В пронзительном снимке двух старых лицедеев с набеленными лицами, подведенными глазами, накрашенными губами можно увидеть и аллегорию всей актерской профессии, обнаружить уровень обобщения, который в искусстве – не только в современном – достигается так редко.

Лейбовиц была бы не Лейбовиц, если б для венской выставки «Жизнь фотографа. 1990–2005» отобрала лишь знаменитые отпечатки. За работой так за работой – и фотограф выставила множество «черновиков», того «сора», из которого рождаются ее шедевры. Частная фотолаборатория в чистом виде – вот что такое эти сотни маленьких снимков, развешанные на стене сплошняком, словно в мастерской или дома. Здесь много и приватной съемки, изначально не предназначавшейся для публикации. Например, фотография родителей на пляже (1992). Мать в купальнике задирает ногу едва ли не выше пляжного зонтика. Самой Лейбовиц в тот момент за 40, можно догадываться о возрасте ее матери, но сколько в снимке энергии, оптимизма! Автор избрал сцену на пляже для выставочного плаката, здесь – квинтэссенция всего проекта.

Лейбовиц показывает в Кунстхаусе пейзажи, почти не известные широкой публике. Фантастические кулисы Иордании, меланхоличные ландшафты Америки... Но взгляд так и тянется к хрестоматийному, вроде «Отставки Никсона», этой классики политического репортажа (вертолет с экс-президентом взмывает с площадки у Белого дома в воздух, гвардейцы свертывают красную дорожку), к психологическим портретам, вроде античных Михаила Барышникова и Роба Бессерера на берегу океана или обнаженного Джона Леннона, обнимающего Йоко Оно. Она воспринимает иных звезд как родственников – тех, кто способен стать своим, кто таит в себе нечто большее, чем просто имидж для телевизионной картинки. Потому вызывает сочувствие судьба гламурного фотографа в России, для которого редкость, если его герои не теряют глубины и резкости вне рамок шоу-бизнеса. Или это талант Лейбовиц, с самого начала нарушавшей границы фотожурналистики, занимавшейся тем, чем и должна заниматься пресса? Открытым взглядом, не знающим ретуши. Умным высказыванием, облеченным в снимок.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать