В Большом театре сменили музыкального руководителя

Замена Леонида Десятникова на Василия Синайского - решение плановое, но оно не решит проблем главного театра страны.
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
С.Николаев. Новый музыкальны рйководитель Большого театра Васили Синайский.

Администрация Большого театра объявила об отставке с поста музыкального руководителя театра композитора Леонида Десятникова и об официальном назначении на эту должность с 1 сентября дирижера Василия Синайского. Смещение Десятникова с должности музыкального руководителя не стоит воспринимать как очередной скандал в Большом театре. Это плановое решение, с принятием которого ждали ровно столько, сколько искали Десятникову замену.

Год назад Десятников оказал Большому дружескую услугу. Тогда внезапно – надеясь привлечь внимание к проблемам театра – хлопнул дверью главный дирижер Александр Ведерников. Во главе театра остался один человек – генеральный директор Анатолий Иксанов, администратор, не музыкант. Среди его заместителей музыкантов тоже не было. Получалось, что такая команда должна принимать и творческие решения.

Тут-то и нашлось спасение в лице Десятникова. Театру он был человек не чужой: на сцене к тому времени уже не шла его опера ("Дети Розенталя"), но шел балет ("Русские сезоны"). Своим присутствием музыкант Десятников должен быть легитимизировать решения, которые принимал немузыкальный директорат.

Вместе с тем главного дирижера в театре так и не было. И хотя после ухода Ведерникова в Большом образовалась целая пятерка блестящих дирижеров (Василий Синайский, Александр Лазарев, Владимир Юровский, Теодор Курентзис, Кирилл Петренко), ни один из них не мог быть полноправным хозяином оркестра – а такой хозяин оркестру необходим, хотя бы для того, чтобы руководить кадровой политикой.

И вот год спустя Василий Синайский согласился стать главным дирижером. В такой ситуации только он и мог занять место музыкального руководителя. Десятников должен был место освободить. Главного дирижера и музыкального руководителя нельзя поставить одного над другим. По субординации они должны находиться на одном уровне. Но если главный дирижер и музыкальный руководитель – разные люди, то неминуемо возникнут и разные мнения, замыслы, планы, а это приведет к конфликту или, по меньшей мере, к патовой ситуации.

Приход Василия Синайского – хорошая новость? Да. Он дирижер лучшей в России ленинградской школы, учился у того великого Ильи Мусина, у которого учились Юрий Темирканов, Валерий Гергиев, Теодор Курентзис и еще десяток светил. Он талантливый, светлый, увлеченный музыкант – обладатель радостного, лучезарного таланта. И большой мастер, умеющий достигать безупречного результата.

Будет ли он серьезным руководителем? К сожалению, по этой части у нас есть грустный опыт. Синайский был назначен главным дирижером Госоркестра после увольнения непокорного Евгения Светланова. Ничего на этом месте сделать он не смог. Впрочем, тогда было совсем другое время – самое начало 2000-х. Сейчас контекст проще, благополучнее. Из Большого театра никто не бежит, оркестранты зарабатывают приличные деньги. Уровень оркестра за 10 лет неизмеримо вырос, и, кроме общего потолстения, нельзя сбрасывать со счетов и заслуг непокорного Александра Ведерникова. А благополучными коллективами Синайский руководит превосходно, о чем свидетельствует весь опыт его работы в Британии или Скандинавии.

Уход Леонида Десятникова – хорошая новость? Нет. С одной стороны, он сразу предупредил, что побудет сколько нужно и уйдет, когда найдут "настоящего". С другой стороны, Десятников ныне отказывается от комментариев, а значит, не все произошло гладко и красиво. Мне жалко другое: Десятников побыл на посту слишком мало, всего год. Если хотя бы года три – в историю театра можно было бы записать "эпоху Десятникова". Десятников – человек ярко одаренный не только в искусстве композиции. Примером могут служить хотя бы его литературные тексты, например колонки в OpenSpace.Ru. Он хотел, возможно, стать великим интендантом, как Рольф Либерман – знаменитый руководитель Парижской оперы, учитель Юга Галля и Жерара Мортье, по профессии композитор. Но по первому образованию Либерман был юристом. И в экономике, в ценах на билеты, в гонорарах артистам он тоже понимал.

У Десятникова не было этих проблем. У Десятникова не было и власти – он не мог карать и миловать, он не мог отобрать партию у балерины. Он и не хотел власти. Он хотел, возможно, просто оставить в истории Большого интеллектуальный след. Была только одна проблема – балет "Утраченные иллюзии", который нужно сдать в тот же самый Большой театр к весне. Сочинение музыки – изматывающий внутренний процесс, требующий полной сосредоточенности. Но руководитель не имеет права выключить телефон.

Ни уход Десятникова, ни приход Синайского не решают ключевой проблемы Большого театра – отсутствия художественного руководителя. Не главного дирижера, не музыкального руководителя, а именно художественного руководителя. Того самого интенданта. Почему премьеры в Большом идут чересполосицей – то удача, то провал? Потому что нет единой, продуманной творческой стратегии, действия носят случайный характер. Вспомним еще раз Рольфа Либермана. А смог бы он руководить Большим театром – российским театром, который, к тому же, почти 10 лет испытывает все козни исторической реставрации одновременно с модернизацией? Пожалуй, на эту тему лучше не думать. А за прошедший год стоит сказать Леониду Десятникову спасибо.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more