Граффити в квартирах, барах и офисах

Настенные художники рисуют не только на домах или в вагонах метро
Цитата

«Только очень уверенные в себе люди согласятся нарисовать что-то на стенах своего дома»

Проникновение уличного искусства внутрь домов — явление совершенно новое. Дизайнер Пол Смит — один из тех, кто приспособил уличное искусство для домашнего использования. В 2007 году он основал в Лондоне компанию Graffiti Interiors и стал расписывать граффити стены в помещениях. Смит понимал, что холст — не родная стихия искусства, пришедшего с улицы. По его словам, обычно граффити делается на стене. Рисовать их на холсте, а затем продавать как картины — не совсем правильно. Это противоречит смыслу и назначению граффити. Идея Graffiti Interiors состояла в том, чтобы рисовать прямо на стене у заказчика.

Интерьерные граффити Смита, например, огромная цветущая вишня или стая птиц, летящих из одного угла комнаты в другой, выполнены с помощью трафаретов. Этот метод позволяет быстро создавать очень сложные рисунки. Так, сделанный вручную трафарет вишневой ветви состоит из 500 линий и дырочек (самая маленькая всего 2 мм в диаметре). Но по стилю эти по-английски сдержанные рисунки сильно отличаются от первоисточника — цветастых изображений эмблем и имен, которыми художники расписывали нью-йоркскую подземку в 1970-х.

Именно в таком более агрессивном стиле работает художник Эрни Вейлс из Майами, который занимается граффити уже 33 года. Он выполнил множество заказов в коммерческих и жилых помещениях, например, роспись пяти этажей офиса Google в Нью-Йорке, а также стен нескольких баров и ресторанов в Москве. Свой стиль он описывает как смешение граффити и поп-арта. Одним из лучших примеров использования граффити в интерьере, по мнению Вейлса, можно считать дом Гюнтера Закса, немецкого миллиардера, коллекционера и бывшего мужа Брижит Бардо. Умерший в мае Закс был горячим поклонником уличного искусства и заказал швейцарским граффитистам, известным под именами Toast (Ата Бозачи) и Dare (Зиги фон Кёдинг), роспись своего замка в Австрии. «Здесь граффити органично работает в пространстве», — говорит Вейлс. Художники с большим вниманием отнеслись к обстановке замка и в результате возник практически непрерывный поток граффити — черно-белые фигуры с вкраплениями ярких пятен красного, серого и синего и дерзкие трехмерные надписи — все это опоясывает окна и двери, струится из комнаты в комнату.

Граффити все чаще украшают роскошные особняки и галереи, но сохраняют свои бунтарские корни. Еще недавно граффитистов приравнивали к вандалам, портящим облик города, а местным властям приходилось тратить миллионы, отмывая городские стены от краски. «Только очень уверенные в себе люди согласятся нарисовать что-то на стенах своего дома. У большинства граффити вызывает определенное раздражение и беспокойство», — объясняет Смит.

Вейлс считает, что неоднозначная репутация граффити, напротив, делает их более привлекательными для клиентов: «Этот привкус чего-то нелегального позволяет людям почувствовать себя крутыми. Те, кто заказывают мне граффити, любят быть первооткрывателями среди своих друзей, а если в этом есть элемент опасности, то так даже лучше».

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать