Статья опубликована в № 3055 от 07.03.2012 под заголовком: Князь цвета

Выставка Александра Шервашидзе: Искусство аристократа

Петербургская театральная библиотека и Александринский театр отличной выставкой отметили юбилей отличного художника
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Нерачительно, что по биографии Александра Шервашидзе не написан сценарий голливудского байопика. Князь – прямой потомок абхазских царей Чачба, родился в 1867-м. Вместо фамильной профессии военного он избирает рисование, поступает в 1891 г. в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, после учебы у Василия Поленова едет в Париж, продолжает образование там, участвует в организованных Дягилевым русских выставках, пробует перо как критик. Возвращается в Россию, где знаменитый Александр Головин сватает его на казенную сцену. В императорских театрах Шервашидзе прослужил до революции. В 1918 г. умирает его кузен – местоблюститель престола Абхазии, и наш князь отправляется на родину, открывает в Сухуми первую художественную школу, наконец, в 1920-м эмигрирует. Работает для балетной антрепризы старого знакомца Дягилева, а потом и для многих других европейских театров. С середины 50-х безуспешно пытается вернуться в СССР, дарит отвергшей его стране полтысячи работ и умирает в доме престарелых в Монте-Карло в августе 68-го на 101-м году жизни. В 85-м прах князя с кладбища в Ницце переносят в Сухуми. И сейчас на фоне грузино-абхазо-российской распри Шервашидзе утверждает единство культуры: часть его наследия хранится в Сухуми, часть – в Музее изобразительных искусств Грузии, а вот сейчас и в Петербурге к 145-летию со дня рождения открылась выставка «Александр Константинович Шервашидзе – художник императорской сцены».

Она охватывает лишь 11 лет трудов в Александринском и Мариинском театрах. В 1919 г. Театральной библиотеке передали Монтировочную библиотеку императорских театров – тогда чисто служебное, но оказавшееся уникальным собрание технических материалов: эскизов декораций, костюмов, реквизита, чертежей и т. п. Шервашидзе там – 428 листов. На выставке представлены восхитительные эскизы к «Гамлету» в Александринке (1911). Театральный музей присовокупил к ним фотографии, а сам театр – сохранившиеся костюмы: два из них выставлены в Музее русской драмы старейшей российской сцены, еще девять никто не видел минимум полвека. В театре, даже императорском, как известно, всегда стремятся потратить меньше, а выглядеть богаче, и одевать спектакль «из подбора» – обычное дело. Вот и Мейерхольд по-хозяйски одел своего «Шута Тантриса» (пьеса Э. Хардта по мотивам «Тристана и Изольды») в Александринском театре, взяв эскизы Шервашидзе к опере «Миранда» в Мариинке, – они тоже есть на выставке. А перед тем Мейерхольд с Шервашидзе сделал там же, в Мариинском театре, «Тристана» непосредственного, т. е. Вагнера. Даже Александр Бенуа, не принявший этот революционный спектакль, писал: «Декорация кн. Шервашидзе здесь отличная, скажу более – очень поэтичная». А Сергей Ауслендер констатировал колористическое мастерство: «Когда Тристан обвил Изольду своим темно-лиловым плащом, а та прижалась в розоватом платье к малиновой одежде своего возлюбленного, было трудно желать лучшего соединения цветов».

Тонкий стилист, признанный спец по Средневековью и Ренессансу, сам оформив на императорской сцене 40 постановок, Шервашидзе одновременно был добросовестным исполнителем у других художников и у Дягилева мастеровито расписывал декорации по эскизам Пикассо и Брака. Доказав, что профессионализм и аристократизм – свойства одной природы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more