Статья опубликована в № 3063 от 20.03.2012 под заголовком: Перевод на заячий

Опера Autland на Винзаводе: Музыке Сергея Невского не повезло с театром

На «Винзаводе» сыграли оперу Сергея Невского Autland. Если отшелушить от премьеры все лишнее, в сухом остатке найдется хор
Д.Абрамов / Ведомости

Сергей Невский написал оперу Autland не для России – ее мировая премьера состоялась в 2009 г. на Рурской триеннале. Российскую премьеру композитор отдал в программу Кирилла Серебренникова «Платформа». Невский сам курирует в этой программе музыкальное направление. Он не только композитор, но и музыковед и вообще мыслитель – наивным музыкантом его не назовешь. Тем удивительнее, что он позволил своему проекту развалиться на составные части: с весьма изощренной музыкой соседствовали донельзя плоская драматургия и милая, но ненужная режиссура.

Невский написал оперу на немецкие стихи – большей частью душевнобольных поэтов. Разорванность их мироощущения вполне корреспондирует с музыкой, с ее дискретной тканью, сложно выстроенными созвучиями, широким арсеналом вокальных приемов, напряженностью общего тона. В опере нет ни оркестра, ни солистов-персонажей – все отдано хору, который, однако, состоит из солистов и никакого соборного единства не являет. По словам дирижера Титуса Энгеля, музыка Невского сложна даже для немецкого хора, подкованного на современной музыке. В Москве хор образовали два вокальных ансамбля: голландский Vocaallab (шесть певцов) и московская Questa Musica (18 певцов) – недавно возникший молодой коллектив, работающий под управлением Филиппа Чижевского и специализирующийся в основном на старинной музыке, порадовал хорошим слухом и дисциплиной. Титус Энгель провел исполнение четко и со вкусом: неклассические вокальные приемы, в которых можно услышать подобие вздохов или стенаний, вошли в текстуру чистой музыки наряду с обычными нотами. Акустическим богатством порадовал канон Окегема – образец высокой полифонии Возрождения, вставленный Невским в центр собственной композиции: шесть певцов ходили с пением по залу, остальные не двигались – музыка переливалась в пространстве.

Однако помимо музыки в спектакле актер Роман Шмаков читал дневники детей-аутистов, а на стене показывали видеоролики психолога в наигранном исполнении Светланы Сорокиной. Это уже придумал не композитор, а начинающий режиссер Женя Беркович, ученица Серебренникова. Прочтут письмо – прокрутят видео – споют хор. Прочтут письмо – прокрутят видео – споют хор. Живая театральная структура из этого никак не рождалась, спектакль буксовал на месте. Тем временем приветливые студенты раздавали публике зайцев, велели рисовать, подносили нюхать ароматы и приятно брызгали водой. Я, например, за время оперы послушно нарисовал зайца по имени Петр и сдал его организаторам – возможно, тем самым я символически преодолел в себе аутизм. Я, правда, надеялся, что моего зайца покажут на экране, но к этому времени экран потух и Светлана Сорокина снизошла с него в зал. Искренний монолог от лица матери ребенка-аутиста актерски удался ей гораздо лучше, чем ролики в жанре «быдлу о высоком»; во всяком случае, бесформенному спектаклю нашли хоть какую-то точку.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать