Статья опубликована в № 3141 от 11.07.2012 под заголовком: Чардаш по-французски

Балет «Коппелия»: Теперь и в Театре Станиславского и Немировича-Данченко появился Ролан Пети

Включая в репертуар «Коппелию» Ролана Пети, Театр Станиславского и Немировича-Данченко расширил российские представления о французском классике
О.Черноус

Ушедший год назад из жизни Ролан Пети остается единственным зарубежным хореографом, удостоенным Государственной премии России. Причем он был одним из немногих, кто прорвался на наши сцены еще во времена советской власти. В последние годы его спектакли регулярно ставили Большой и Мариинский театры. Поэтому складывается впечатление, что Пети стал нашим хорошим знакомым. Но в России известна лишь крошечная часть наследия хореографа, дебютировавшего в 1946 г. и отличавшегося редкой работоспособностью. Чем и воспользовался Театр Станиславского и Немировича-Данченко, для своей премьеры в отличие от главных театров выбравший нехрестоматийный спектакль Пети.

Пети обратился к «Коппелии», когда партитура Делиба насчитывала ровно сотню лет и имела счастливую сценическую историю. Но даже современные постановки сохраняли рудименты старинных версий Сен-Леона и Петипа, сказочную природу классического спектакля. Пети это показалось странным. Он не стал приближать либретто к литературному первоисточнику – новелле Гофмана. Более того, легкие намеки на приграничный австро-венгерский городок искоренил. Вместо этого женский кордебалет, одетый по моде Второй империи, упражняется в навыках канкана. Да и чардаш они исполняют явно с гусарами французской армии. Но массовых сцен в предельно сжатой «Коппелии» Пети мало: хореографа в этой истории волновало па-де-труа главных героев – старика Коппелиуса, отчаянной девушки Сванильды и ее жениха Франца, который попытался влюбиться в таинственную незнакомку, оказавшуюся куклой. И вопреки классической традиции главным героем должен был оказаться Коппелиус – эту партию Пети поставил для себя.

На московской премьере партию Коппелиуса исполнил Луиджи Бонино, многолетний ассистент Пети, переносивший балет в Москву. Ему не откажешь в актерском обаянии, но в его Коппелиусе совершенно не было значительности. Поэтому в центре внимания оказались молодые герои в исполнении столь же юных танцовщиков. Для них французский балет с его культом деталей, когда движение стопы может означать больше, чем целое па-де-де, вышел первоклассной презентацией. Теперь Кристину Шапран и Семена Величко хочется посмотреть в романтической классике, Эрику Микиртичеву – в «Эсмеральде», Сергея Полунина с его феноменально легкими прыжками и аптечно точными приземлениями после двойных оборотов в воздухе – в балетах Баланчина. А у Театра Станиславского на старте еще один состав «Коппелии», где затаилась интересная своей непредсказуемостью Мария Семеняченко и ярчайший характерный актер Антон Домашев в роли Коппелиуса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать