Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов
Статья опубликована в № 3167 от 16.08.2012 под заголовком: Сезон импорта

Московский концертный сезон 2011-2012: Время импорта

В прошедшем концертном сезоне видные гастролеры наводнили академическую сцену и почти заслонили москвичей. Причем ехали они в Москву не только из Рима или Лондона, но и из Перми и Казани
Д.Абрамов / Ведомости

В сезоне 2011/12 в Москве выступило небывалое количество оркестров-гастролеров, которые играли у нас под управлением лучших дирижеров земли. Стоило открыться Большому театру, как там сразу же оказался оркестр (и хор) театра «Ла Скала» с Даниэлем Баренбоймом. Большой зал консерватории, Зал Чайковского и Колонный зал Дома союзов не захотели отстать – и вот, тут, здесь и там выступили Оркестр Парижа с удивительно теплым и человечным Пааво Ярви (претендент на звание лучшего концерта сезона), Оркестр Романской Швейцарии со строгим и изысканным Мареком Яновским (по части французского стиля обставили французов), римский Оркестр Академии Санта-Чечилия с неукротимо витальным Антонио Паппано, Лондонский филармонический с эрудированным культуртрегером Владимиром Юровским (его пояснения к «Египетским ночам» Прокофьева были не менее захватывающими, чем исполнение), а под занавес сезона выпалила тяжелая артиллерия – Чикагский симфонический с пламенным перфекционистом Риккардо Мути и Израильский филармонический с гражданином мира Зубином Метой. И это не считая целого Фестиваля оркестров мира, на котором побывали оркестры из Хьюстона, Гаваны и Боготы.

Один из названных дирижеров стал истинным героем сезона, связавшим Россию с Европой, а прошлое – с настоящим. Это Владимир Юровский, согласившийся занять (после увольнения Марка Горенштейна) место худрука Госоркестра имени Светланова. Со своими новыми подопечными он успел сделать всего две программы, но в них уже были не только Рахманинов, но и Веберн и Берг. Малоизвестную музыку ХХ века (а она выходит у него интереснее, чем, к примеру, Бетховен или Брамс) Юровский исполнял и с оркестром Musica viva, и с силами Михайловского театра в Петербурге (в последнем случае Юровский извлек из забытья оперу Слонимского «Мастер и Маргарита»). Наконец, Юровский стал первым дирижером, кто сделал спектакль в отреставрированном Большом театре (скандальные «Руслан и Людмила» в постановке Дмитрия Чернякова), и первым же, кто публично раскритиковал принципы работы названного заведения.

Хотя в последние годы от сезона к сезону мало что меняется, именно в минувшем сезоне поколение сорокалетних, в свое время уехавших в Европу, стало возвращаться в Россию и наводить здесь свои порядки. Они были готовы и раньше, но только сейчас им дали такую возможность, за что нужно похвалить и власти (ушедший министр культуры Авдеев), и сметливых новых русских (директор Михайловского театра Владимир Кехман – у него главным приглашенным дирижером теперь другая европейская звезда, Василий Петренко). Однокурсник Юровского по Мерзляковскому училищу композитор Сергей Невский стал проворачивать реформу в деле популяризации современной авангардной музыки. Дело это почти безнадежное, потому что народ такую музыку слушать не хочет, но тем не менее на концерты цикла «Платформа» на «Винзаводе» ломилась далекая от консерваторских кругов молодежь – причем не только на тот концерт, которым управлял примыкающий к той же компании Теодор Курентзис.

Барабан последнего гремел и в Зале Чайковского, где прошел самый попсовый из академических концертов сезона – вечер музыки веселого композитора барокко Жана Филиппа Рамо. Состав исполнителей был интернационален, но собрались они сначала в Перми и приехали в Москву оттуда – теперь на Урале основана (надолго ли?) база российского музыкального глобализма.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать