Московские власти организуют центр реинтродукции для животных

Спецкор «Пятницы» понаблюдал, как создается центр, где будут разводить редкую живность, чтобы выпустить ее на территории вокруг Москвы
Владимир Романовский

Департамент природопользования и охраны окружающей среды Москвы озабочен состоянием столичной и подмосковной фауны. Большие проблемы с выживанием у выхухолей, рысей, барсуков, черных коршунов, не говоря уж о гребенчатых тритонах, скифских пилохвостах и других обитателей Московской области. В связи с этим департамент планирует построить в 2013 году Центр реинтродукции, где будут разводить редкую живность и выпускать ее на территории вокруг Москвы. Уже этой осенью должна быть готова концепция будущего центра, которую разрабатывает подведомственное ГКУ «Дирекция по реализации проектов в области экологии и лесоводства». Его сотрудник Сергей Бурмистров теперь носится по российским зоопаркам и НИИ, изучает методики содержания животных и налаживает контакт со специалистами.

Один такой визит я видел сам. Бурмистров и двое его коллег приехали в питомник Московского зоопарка под Волоколамском, где живут и размножаются редкие виды животных. Условия там санаторные: огромные вольеры, воздуха много, а посторонних вообще нет – случайных людей в питомник не пускают.

С утра шел проливной дождь, ветер дул со всех сторон. Мне казалось, что природа так и должна встречать людей из департамента природопользования, а уж как отреагируют на них животные, было страшно подумать. Но выяснилось, что животные тоже заинтересованы во встрече с чиновниками. Посмотреть на них вышли из своих вольеров и олени, и викуньи, и даже весьма редкие гималайские такины. Антилопа гну что-то хрипло прокричала из-за решетки. Бурмистров пристально взглянул на нее и щелкнул фото­аппаратом.

Мы шли вдоль берега озера, по гладким асфальтовым дорожкам, явно не предназначенным для автотранспорта. Корм здесь развозят на лошади, запряженной в тележку, а передвигаются пешком или на велосипедах. В питомнике работают всего 106 человек, причем пятеро живут прямо на территории, в приземистом деревянном доме.

Около вольера с баранами Марко Поло к нашей группе присоединился ветврач питомника Дмитрий Егоров. Он проработал здесь 15 лет и многое пережил. Например, однажды в вольере верблюдов разлилась вода, и ему пришлось эвакуировать верблюжонка – проще говоря, бежать спринт с 38-килограммовым грузом, потому что сзади мчалась разъяренная верблюдица. Про баранов Марко Поло у Егорова тоже нашлась история. Два года назад один самец сломал ногу, и его хотели усыпить, но Дмитрий не дал. Самец выжил и даже зачал сына.

– Такой он неврастеник был, – вспоминал барана Дмитрий, – чуть что, сразу глаза круглые: «Что, врач пришел?! Что, грузовик за мной приехал?!» Когда ногу сломал, пришлось его в отдельный вольер перевести. Видите вон тот рельс, погнутый? Это он увидел, что в его бывшем вольере гон идет, так он начал рогами долбиться.

Чиновники с уважением осмотрели рельс в зарослях лопуха. Потом все пошли в птичник. Увидев Бурмистрова, японские журавли почему-то подняли страшный крик. Они кричали, как сигнализация, и не умолкли, пока мы не отошли подальше. А вот сипы, орланы и беркуты даже не обернулись.

Когда мы добрались до хищников, лица чиновников вдруг потеплели. До этого они смотрели по сторонам довольно равнодушно, фотографировали стыки решеток и задавали работникам питомника профессиональные вопросы, вроде «сколько метров в глубину нора у росомахи?», «цементируется ли периметр?» и т. п. А тут вдруг увидели гепардов и прямо разомлели. Бурмистров просунул палец в отверстие решетки и почесал громко урчащую самку за ухом. Та в ответ потерлась о его руку.

– А вы к гепардам заходите? – спросил я у Егорова, который с некоторой завистью наблюдал за этой сценой.

– К самцу уже нет, – ответил он. – Я ему пару раз прививки делал, он хорошо меня запомнил. Так что теперь другие заходят. Да нет у меня шприца! – прикрикнул он на гепарда, который вдруг показал два огромных клыка. – Это он сейчас такой гордый, – пояснил врач, – а когда мы его котенком выкармливали, одни уши да лапы торчали во все стороны.

Окончательно чиновники развеселились в террариуме. Там в одинаковых пластмассовых ящиках с голубыми крышками мирно спали сотни змей. Бурмистров бесстрашно схватил метрового удава, его коллега где-то выудил черепаху. Чиновники чуть не затеяли игру – удав нападает, черепаха отвечает, но тут первый замдиректора Московского зоопарка Сергей Попов позвал всех выпить чаю и обсудить деловые вопросы.

Обсуждение заняло всего две минуты. Сергей Бурмистров спросил у замдиректора зоопарка: поможет ли зоопарк в создании Центра реинтродукции? Попов ответил, что идея хорошая, но хочется конкретики.

– Мы бы могли мониторить какие-то подмосковные территории, – добавил он, – у нас есть для этого специалисты. Мы также можем помочь с методикой разведения животных. А что еще мы можем?

Бурмистров заверил, что еще очень многое и что он пришлет список возможных направлений сотрудничества на днях.

После этого беседа приняла неформальный характер. Сотрудники департамента наперебой жаловались на огрехи законодательства и общую российскую неустроенность. Оказалось, у их ведомства проблем не меньше, чем у подмосковной выхухоли. Например, изъятие незаконно содержащихся животных. Раньше можно было просто поехать на «Птичку» и всех накрыть, рассказывал Бурмистров, а сейчас черный рынок в интернете, его контролировать сложно. Или вот есть на МКАДе ресторан, там который год сидит бурый медведь килограмм в шестьсот весом. Конечно, сидит незаконно, но куда его вывезти? При департаменте есть центр передержки животных, но звери не могут находиться там вечно, да и корма этому медведю надо тысяч на 50 в месяц. Вот и получается, что лучше ему сидеть на МКАДе. А то еще Цирк на Цветном бульваре недавно попросил забрать у них зверей-ветеранов. Департамент отказал. И правильно, горячился Бурмистров, а то куда девать этих зверей – выпустить в лес? Что это будет за лес, где медведи ездят на велосипеде, а на голове у них сидит обезьянка? Мы что, хотим, чтобы иностранцы совсем перестали к нам приезжать?

Из питомника чиновники уезжали другими людьми. В каком-то смысле состоялась та самая реинтродукция, о которой столько было сказано. Если дирекция зоопарка откроет питомник для всех департаментов, золотой век не за горами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать