Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов

Гастроли театра Ла Скала в Москве: «Дон Жуан» в постановке Роберта Карсена

Главный герой запрыгивает в ложу и поет, не вынимая сигареты изо рта

Дон Жуан истинный аристократ — прочие же злыдни, мещане и, в части женских персонажей, сексуально озадаченные особи

Миланская труппа покажет в Большом театре «Дон Жуана» Моцарта

Гастроли театра Ла Скала — событие исключительное по одной простой причине: оперная труппа театра Ла Скала не ездит на гастроли никуда и никогда. Не ездит оперная труппа на гастроли по одной простой причине: оперной труппы в театре Ла Скала нет. Как нет ее и в других крупнейших оперных театрах, которые тоже не ездят на гастроли: на смену постоянным труппам давно пришла система контрактов с певцами. В Большом театре, как и в Мариинском, оперная труппа есть, и эти театры на гастроли ездят. От Ла Скала же на гастроли ездит балетная труппа, а также хор и оркестр — последние исполняют обычно Реквием Верди, что и произошло год назад в Москве, когда открылась после реставрации историческая сцена Большого театра. Теперь оркестр тоже выступит — сыграет три поздние симфонии Моцарта.

Гастроли оперных трупп ныне не практикуются; во-первых, из-за растущей дороговизны, во-вторых, потому, что стало неинтересно вывозить куда-то певцов, не являющихся лицом театра: к примеру, швед Петер Маттеи, который будет в Москве Дон Жуаном, сегодня выступает за Милан, завтра за Вену, а послезавтра — за Нью-Йорк; даже футболисты отличаются бо́льшим постоянством. Вместо гастролей теперь существуют копродукции и аренда, и Большой театр мог бы запросто поставить «Дон Жуана» в складчину с Миланом, пригласить тех же самых певцов, и это была бы продукция Большого театра.

Но все-таки сделано исключение, и символический смысл его в том, что само словосочетание «Гастроли театра Ла Скала» ублажает наш слух не меньше, чем звуки «Дон Жуана». Оно словно возвращает нас в советские времена, когда Ла Скала приезжал в Москву (это было трижды, в 1964, 1974 и 1989 годах), и окунает в грезу о незыблемости вселенной.

Но есть и еще одна причина, почему «Дон Жуана» нужно показывать в Москве именно под грифом Ла Скала: спектакль режиссера Роберта Карсена посвящен этому театру, он — своего рода объяснение ему в любви. Главный герой в спектакле Карсена — демиург этого театра. Он показывает театру театр, отраженный в разнообразных зеркалах, воспроизведенный на фотопанелях (художник-постановщик Майкл Ливайн), он запросто разгуливает со слугой в проходах зала, в сложной ситуации спасается, запрыгивая в ложу, да и действия остальных персонажей, кажется, режиссирует только он. Половину второго акта Дон Жуан сидит развалясь в кресле и демонстрирует свой «спектакль в спектакле» очередной любовнице (которую к концу эпизода оставляет в одних чулках). Другие персонажи иногда проявляют норов и стараются перехватить у Дон Жуана контроль над театром: они тоже расхаживают среди рядов, а Командор даже объявляется в правительственной ложе (и в Москве кому-то из высоких гостей придется посидеть на виду у всего зала рядом с поющей статуей).

Симпатии режиссера, разумеется, на стороне Дон Жуана, несмотря на все его пороки. Он истинный аристократ — прочие же злыдни, мещане и, в части женских персонажей, сексуально озадаченные особи. Петер Маттеи прекрасен — его бархатный баритон элегантен, мягок и звучен, его стиль пленяет, сам артист изящен, он прыгает через барьеры с балетной легкостью, а вокализирует, не вынимая сигареты изо рта. В Москву приедет не вполне тот состав, что пел миланскую премьеру на открытии сезона зимой прошлого года, не будет таких звезд, как Брин Терфель и Анна Нетребко. Зато Донну Эльвиру споет выдающаяся немецкая певица Доротея Решманн, Донну Анну — шведка Мария Бенгтссон, а Церлину — очаровательная австрийка Анна Прохазка, участница миланской премьеры.

«Дон Жуана» дадут в Большом театре трижды, первые два спектакля проведет шеф Ла Скала Даниэль Баренбойм, третий — Карл-Хайнц Штеффенс, отставной кларнетист Берлинского филармонического оркестра, ныне дирижер. На премьере в Милане какой-то тертый зритель крикнул Баренбойму перед вторым актом: «Слишком медленно!» — на него зашикали, а Баренбойм не повернул и головы. Не прав зритель, вовсе не медленно: все темпы точные, ладные, контроль над певцами жесткий, но и должная мера свободы им предоставляется. В интерпретации, в смысловом прочтении нет ничего экстраординарного ни у дирижера Баренбойма, ни у режиссера Карсена — для сравнения, Теодор Курентзис и Дмитрий Черняков выдали трактовки более спорные, но и более заманчивые. У Баренбойма мейнстрим очень качественный. И обеспечат его сполна те самые скандалисты, которые любят свой профсоюз больше Моцарта, которые выгнали требовательного Риккардо Мути и которые ныне нашли полное взаимопонимание с новым шефом Баренбоймом. Что-что, а оперу оркестр театра Ла Скала играть умеет.

6, 8, 10 сентября, «Дон Жуан», 9 сентября, концерт оркестра Ла Скала, Театральная пл., 1, тел. (495) 455 55 55

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать