Статья опубликована в № 3185 от 11.09.2012 под заголовком: Заразились вкусом к новизне

Вячеслав Самодуров: Мы заразились вкусом к новизне

В Екатеринбурге в Театре оперы и балета 11 и 12 сентября пройдут гала-концерты «Dance-платформы». Идею хореографических мастерских, где могли бы показать себя молодые постановщики, привез с Запада Алексей Ратманский. Но после его ухода из Большого театра она была забыта. Теперь мастерские возрождаются благодаря Вячеславу Самодурову
Личный архив

Екатеринбург, где Самодуров год назад занял позицию главного балетмейстера, обладает одной из самых мощных в России балетных трупп. Тем не менее она никогда не значилась среди компаний, определяющих отечественный балетный пейзаж. Сейчас ситуация начала быстро меняться. В конце прошлого сезона Самодуров выпустил собственный оригинальный полнометражный балет. Перед началом нового сезона в Екатеринбург приехало девять молодых хореографов, отобранных жюри под председательством Ратманского, чтобы работать с местными артистами над новыми постановками.

– Обычно о поиске молодых хореографов руководители балетных компаний начинают заботиться тогда, когда у них иссякают собственные идеи и энтузиазм. Что сподвигло на этот проект вас? Может, вам в России не хватает конкуренции?

– Дело не в конкуренции, я о ней даже не думал. Для меня идея лежала на поверхности. Может быть, потому что я сам хореограф и знаю, какие сложности ожидают людей в этой профессии. Я уверен, что такая форма работы обязана существовать. Она важна не только для молодых хореографов, но и для труппы, и для зрителей. В подобных лабораториях рождаются идеи. А на них в России пока дефицит. В основном циркулирует заимствованное из мира вовне. Это не есть плохо, но недостаточно для статуса балетной державы. Театры не хотят/боятся тратить время и деньги на проекты из категории риска.

– Пришлось применять административный ресурс, чтобы артисты приняли участие в проекте? Как они отнеслись к необходимости осваивать новую хореографию?

– Новое всегда манит, и сначала людям интересно попробовать. Отторжение происходит потом, когда они осознают, как это тяжело – осваивать новый материал, для этого нужно не только поменять способ работы, но иногда и способ мышления. У нас труппа молодая, и мне кажется, что сейчас артисты заразились вкусом к новизне. В «Dance-платформе» заняты практически все ведущие солисты, а также солисты и кордебалет.

– Первоначально вы объявили конкурс среди российских хореографов.

– Масштаб расширился, потому что люди из-за рубежа прислали интересные заявки. Все приехавшие хореографы оказались приятными людьми. Создается интересная атмосфера, в которой, мне кажется, хорошо работать.

– В жюри вместе с вами работали Алексей Ратманский, который сейчас живет в Нью-Йорке, прима-балерина Большого театра Екатерина Крысанова, премьер Королевского балета из Лондона Эдвард Уотсон, худрук Пермского балета Алексей Мирошниченко. Вы все находитесь в разных концах мира, как при этом отбирали и обсуждали участников?

– Мы не собирались в одном месте, но через интернет обсуждали все кандидатуры. Что важно, у членов жюри практически не возникло расхождений. Но об уровне участников говорит то, что было подано 40 заявок, в финале должно было быть восемь человек, но в итоге мы оставили девять.

– В преддверии проекта вы говорили, что хотите найти новых людей, работающих в технике классического танца, умеющих ставить танец на пуантах. Удалось?

– Балет должен быть разнообразным и развиваться во многих направлениях одновременно. Насколько можно судить по нашей «Платформе», хореографы, которые хотели бы ставить, используя пальцевую технику, сейчас в меньшинстве. Но сейчас вообще сложно определить грань между хореографией, основанной на классической базе, и модерном.

– Насколько нужна неортодоксальная хореография для танцовщиков, обученных в классической традиции?

– Все неортодоксальное становится привычным со временем. Мне кажется, артист должен попробовать в своей жизни все. Безусловно, основу репертуара классической труппы должна составлять классика. Но это не значит, что должен преобладать один-единственный стиль. Мы будем стремиться найти свое лицо, а не идти за одним трендом.

– Вы в городе ощущаете интерес к тому, что делаете?

– У нас очень благодарная публика. Насколько я могу судить, ей интересно, что театр становится более разнообразным.

– Екатеринбург считается в России центром современного танца. Были пересечения с теми, кто им занимается?

– Пока нет. Не исключаю, что они могут произойти в будущем. К примеру, среди участников «Платформы» есть хореограф из труппы «Провинциальные танцы».

– Когда вы вновь появились в России, то свое будущее связывали скорее с фотографией, чем с хореографией. А сейчас?

– Сейчас только проходя на улице, могу щелкнуть айфоном. В моей жизни теперь двойная порция балета – хореографа и художественного руководителя.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать