Статья опубликована в № 3189 от 17.09.2012 под заголовком: Осенняя песнь

Михаил Плетнев впервые исполнил со своими музыкантами «Евгения Онегина» Чайковского

На IV Большом фестивале Российского национального оркестра Михаил Плетнев провел в концертном исполнении оперу «Евгений Онегин». Исполняя эту партитуру, хозяин фестиваля, оркестр, оказался вежливым гостем
Д.Абрамов

Михаил Плетнев, возможно, лучший сегодня в мире исполнитель музыки Чайковского, но все еще остаются партитуры, к которым он подступается впервые. Причем эти партитуры – из самых хрестоматийных. Пару фестивалей назад Плетнев впервые провел «Лебединое озеро» (в концерте), теперь – «Евгения Онегина». Правда, не так давно дирижировал спектаклем «Онегина» в Казани, но только сейчас сделал его вместе со своим РНО.

Результат, как ни странно, оказался противоречив. Не будучи оперным оркестром, РНО играл «Онегина» как музыку не вполне свою, умело и почтительно осваивая ноты. «Онегин» идет у нас в каждом оперном театре, и любой музыкант любого оперного оркестра, какого бы класса он ни был, знает его назубок. А вот экстраклассный РНО выдавал свой фирменный блеск лишь в тех фрагментах оперы, которые включаются в концертные программы: например, в Полонезе, открывающем третий акт. Конечно, в концерты включаются и арии. Конечно, кларнетист знает, как играть арию Ленского, а валторнист – письмо Татьяны (и валторна Игоря Макарова звучала божественно). Но про всю оперу этого сказать никак нельзя. Совсем уж на живую нитку были сшиты диалоговые сцены первого акта: да, гибкий аккомпанемент в речитативе – трудность для самого лучшего симфонического оркестра, если он не привык к будням оркестровой ямы.

Между тем Плетнев дирижировал наизусть, зная все детали и стремясь просмаковать их все до одной, без гонки, любовно задерживая паузы и купаясь в медленном течении красот. А ведь когда-то Плетнев был холодным, напряженным, искусственным – теперь же теплота его исполнения была подобна уходящему бабьему лету. Лирические сцены он развернул неспешно, последовательно выводя на первый план трех главных героев. В первом действии – Татьяну, во втором – Ленского и, наконец, в третьем – Онегина.

Исполнители подобрались на совесть, все они давно поют «Онегина» в регулярных театрах. Певица Дина Кузнецова, раньше нам неизвестная, делает это в чикагской «Лирической опере». Артистка интересная, с большим красивым голосом, склонностью гибко нюансировать и подавать текст, она исполнила Татьяну весьма свежо и проникновенно, хотя со множеством оговорок: верха звучали без согласных звуков, из фраз пропадали целые звенья.

Игорь Головатенко (Онегин) и Алексей Татаринцев (Ленский) поют «Онегина» в «Новой опере». Оба молодцы – хорошие голоса, отлично сделанные партии. Ирина Удалова – образцовая Няня из Большого. Были хороши все – Алина Шакирова (Ольга), Светлана Создателева (Ларина). Станислав Швец чуть неровно спел арию Гремина, зато ветеран Мариинского театра Константин Плужников превратил куплеты Трике в свой бенефис и ушел под пылкие аплодисменты, лишний раз подтвердившие мудрость Чайковского: даже в самом печальном сюжете должен быть хоть один совершенно счастливый персонаж.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать