Стиль жизни
Бесплатный
Инна Осиновская

Зачем наши дизайнеры открывают производство в России

Это позволяет им контролировать производство, реагировать на запросы рынка и избегать таможни
Александр Котляров

Все больше россий­ских дизайнеров переходят на местное производство.

Одни сотрудничают со швейными цехами и ателье. Так, среди клиентов цеха Kneller, открывшегося меньше года назад, Вика Газинская, Александр Арутюнов, Дмитрий Логинов.

Другие стремятся создать в России собственную фабрику – Кира Пластинина открыла в октябре мануфактуру в Подмосковье.

Третьи переносят в Россию лишь часть производства. Так, дизайнер Людмила Норсоян в Японии работает с кашемиром, в Италии – с премиальной линией, в Китае делает вещи для масс-маркета. России достались аксессуары: шарфы, шапки и варежки. «Норсоян считает, что наши специалисты больше готовы экспериментировать, легче идут навстречу заказчику, чем в любой другой стране. И я с ней согласна – качество пошива в России в последние годы стало вполне конкурентоспособным», – говорит Александра Калошина, владелец студии текстильного дизайна «Солстудио».

Но конечно, тотального перехода российских производителей одежды на отечественное производство и возникновения собственных фабрик в ближайшее время ждать не приходится. «При существующих ценах на недвижимость, проблемах с подключением к сетям электроснабжения строить новые фабрики с нуля (как делают в Китае или Турции) в России невозможно, – считает Борис Долженко, гендиректор корпорации «Дельта-Инторг».

«Пятница» отобрала четырех российских дизайнеров, решившихся производить коллекции у нас, и выяснила, чем их привлекает работа в России.

Бренд: Kira Plastinina

Производство: фабрика

Подробности: трехэтажный производственный комплекс с собственной тепловой подстанцией занимает 3,5 тысячи кв. м. Он находится на территории индустриального парка Озеры – там в начале XIX века была построена фабрика, где в советское время обосновался хлопчатобумажный комбинат. Сегодня здесь предусмотрено 500 рабочих мест, мастера работают на японских и немецких машинах, которые готовы производить до 350 тысяч изделий в год.

Прямая речь: Кира Пластинина, дизайнер: «Для меня главный стимул открыть предприятие в России – это возможность контролировать процесс производства. Ведь мануфактура находится недалеко от центрального офиса – примерно в двух часах езды. Кроме того, мы теперь сможем быстрее реагировать на запросы наших клиентов, быстрее адаптировать мировые тренды для наших коллекций. Цены завышать мы не намерены, они останутся прежними, а вот качество будет выше. Все сотрудники обязаны проходить обучение, прежде чем приступить к работе».

Бренд: «Майская роза»

Производство: цех

Подробности: это не собственное ателье или фабрика, а небольшая производственная компания – партнер бренда. Цех находится в Москве и рассчитан как на пошив моделей линии pret-a-porter, так и на поточное производство больших тиражей линии Light (более бюджетные изделия). Там работает 20 человек. Мощность производства – около 7 тысяч изделий в год.

Прямая речь: Олеся Крапивка, дизайнер, директор марки: «Мы принципиально стоим за то, что наши вещи должны шиться в России. Мне важно, что пошив контролируют все члены творческо-производственной команды: от гендиректора до конструктора, а не только посредник, который представлял бы наши интересы в Азии. Сегодня, как известно, многие российские дизайнеры сотрудничают с экспериментальным цехом Kneller. Мы решили не идти по этому пути. Во-первых, мы бережем свои идеи. А во-вторых, производство в таких местах обходится дороже».

Бренд: Alexander Terekhov (Atelier Moscow)

Производство: тиражный цех, экспериментальная лаборатория

Подробности: марка принадлежит компании «Русмода». Офис и производство находятся на Трехгорной мануфактуре, занимают 500 кв. м. На производстве трудится около 100 человек. Кроме того, компания размещает некоторые заказы на других предприятиях в Москве и области, а кожаные вещи и аксессуары производит на итальянских и французских фабриках. Мощность московского предприятия – 60 тысяч изделий в год.

Прямая речь: Оксана Лаврентьева, генеральный директор «Русмоды»: «Раньше брендом Alexander Terekhov занимались другие инвесторы. А в 2010 году марка присоединилась к компании «Русмода». Мы совместили офис и производство в одном здании: таким образом удается оперативно вносить изменения в модели, отслеживать весь процесс от и до».

Бренд: Alena Akhmadullina

Производство: фабрика

Подробности: предприятие находится в Санкт-Петербурге и занимает площадь 800 кв. м. Там можно выпускать до 10 000 единиц продукции в год. Помимо фабрики, у бренда есть ателье в Москве, где выполняются индивидуальные заказы.

Прямая речь: Алена Ахмадуллина, дизайнер: «В России шить умеют и всегда умели, специалистов предостаточно. Иметь здесь производство удобно – поступление вещей в бутик с фабрики не разделено тремя неделями прохождения таможни и перевозки. И если какие-то модели успешно продаются, то у нас есть возможность оперативно дозаказать тираж именно этих вещей и получить их быстро. Однако пока я не уверена, что мы можем производить здесь обувь или сумки люкс. Поэтому аксессуары я вынуждена делать в Италии».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more