Статья опубликована в № 3262 от 28.12.2012 под заголовком: За красоту

Антитренд года: За красоту

На всякую тенденцию есть контртенденция. Именно в политизированном 2012 году мы собрали исключительный урожай абсолютно неангажированных симфонических оркестров
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Минувший год стал рекордным по количеству звездных оркестров-гастролеров и столь же звездных дирижеров за их пультами. Возможно, именно в те минуты, когда в автозаке на Триумфальной площади молотили очередного демонстранта, по соседству в Зале имени Чайковского публика предавалась искусству, далекому от злобы дня и будней города.

У музыки с миром вообще особые счеты. Чикагский симфонический оркестр, к примеру, повинуясь выбору своего итальянского шефа Риккардо Мути, играл нам музыку Нино Роты из фильма «Леопард». В этом фильме отряды гарибальдийцев бьются на улицах Палермо с войсками короля, льется кровь – а сегодня мы слышим в музыке лишь высокую печаль, повод для которой забыт. Тот же Мути с тем же Чикагским оркестром исполняли и Пятую симфонию Шостаковича, о содержании которой отчасти говорит год ее написания – 1937-й, но для нас нынешних и в этой музыке красота поднимается над страхом и ужасом.

Моцарт и Брукнер, которых играли в Москве Клаудио Аббадо и Люцернский фестивальный оркестр, тоже не творили в стороне от тревог мира. Драматизм и гармония мироздания составляют суть их музыки ничуть не в меньшей степени, чем музыки Шумана, страдавшего душевным недугом, чью Четвертую симфонию волнующе исполнял с Оркестром Академии Санта-Чечилия Антонио Паппано или чей Концерт в исполнении Николая Луганского вел Марек Яновский с Оркестром Романской Швейцарии.

Праздник искусства – ответ на горести жизни. Большие музыканты – например, Зубин Мета, привозивший с Израильским филармоническим оркестром дионисийскую Седьмую симфонию Бетховена, – делятся праздником легко, словно доставая его из чемодана.

А самым светлым воспоминанием сезона мы обязаны певцам-гастролерам: Стивен Костелло и Айлин Перез спели нам оперу Масканьи «Друг Фриц», в которой автор ухитрился обойтись вовсе без отрицательных персонажей.

Таким же даром внимания к душевному миру человека был наделен и Чайковский, чьего «Евгения Онегина» давал в концертном исполнении Михаил Плетнев. А вот это уже был подарок от отечественного производителя – на сцене был Российский национальный оркестр и наши певцы, один лучше другого.

Тема подарков к Новому году возникает сама собой. Не иначе как подарком от Владимира Федосеева хочется считать певицу Юлию Лежневу, которая в свои 22 года уже стала европейской звездой. В концерте Федосеева Лежнева пела Моцарта и Россини – например, лирическую арию из «Вильгельма Телля», еще один шедевр, в котором красота восхищает даже больше, чем самые меткие стрелы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more