Чем грозит столице закрытие МКАД для грузовиков

Спецкор «Пятницы» выяснял у дальнобойщиков, что они думают о новом законе
А.Махонин / Ведомости

В мире дальних грузоперевозок царит уныние: с 1 марта водителям фур разрешено появляться на МКАД только в ночное время и по пропускам. И хотя столичный Департамент транспорта рапортует о разгрузке кольцевой магистрали на 20%, пробки не становятся короче, а главное, к ним вот-вот прибавятся и экономические проблемы.

Штаб-квартира профсоюза дальнобойщиков располагается почему-то в наукограде Троицке. В крошечной комнате под крышей многоэтажного дома сидит мрачный руководитель профсоюза Валерий Войтко и слушает тяжелую музыку.

– Что в эфире? – спрашиваю я.

– В эфире мат, – коротко отвечает Войтко.

Тут же рассказывает: после введения транспортной реформы Федеральное дорожное агентство решило изучить водительские настроения. Купили несколько раций – послушать эфир. А там как раз один высказался: вот кину, говорит, поперек трассы фуру, как будто сломался, посмотрим, что они будут делать. «Они» сразу заволновались: надо срочно эвакуаторы готовить, не дай бог, забастуют.

– Правда забастуете?

– До этого вряд ли дойдет. То, что сейчас происходит, это, конечно, эмоции. Но еще четыре-шесть месяцев, и им на смену придет экономика. Поднимется стоимость перевозок, затем вырастут цены на товар. Уже к лету все вылезет, – обещает Валерий.

Руководитель профсоюза считает, что начинать надо было не с запрета на движение фур по МКАД, а с переноса складов подальше от столицы и расширения объездных дорог.

– Это длинный процесс, лет на пять-десять, и это бабло, конечно, но только так можно что-то улучшить, – говорит он, уставившись в пол и взмахивая незажженной сигаретой.

– А то все стонут: «Достали фуры на МКАДе», – продолжает Войтко. – Не было бы фур, сдохли бы уже все от голода, всех кошек поели! Можно, конечно, не любить фуры, но надо себе отдавать отчет, когда они едут – это едет твоя жратва, твоя плазма, твой мобильный телефон, твои памперсы!

Тут Войтко не совсем прав. На сайте столичного Департамента транспорта имеется реестр уже выданных пропусков – тем предпринимателям, которые решили цивилизованно запускать свои фуры в пределы столицы. Изучив реестр, я обнаружил, что он прекрасно иллюстрирует московские нужды. По количеству заказанных пропусков лидирует Первый автокомбинат им. Краузе (309 шт.), поставляющий грузовики на стройплощадки. Второе место занимает Домостроительный комбинат № 1 (215 шт.), крупнейший строитель жилых домов. На третьем – «Кока-кола ЭйчБиСи Евразия» (160 шт.). Четвертое место у НПО «Космос» – главного строителя транспортных объектов, а на пятом оказалась войсковая часть 44710, не примечательная ничем, кроме того, что ее юридический адрес совпадает с гаражом ФСБ.

Я рассказал Валерию, как ездил на днях в Центр безопасности дорожного движения Московской области, где выдают пропуска на транзитное движение по МКАД. Там было светло, чисто и совершенно безлюдно. Менеджер Сергей Ищук подробно описал мне всю процедуру оформления, причем особенно напирал на то, что если моя фура в лизинге, то надо договор о лизинге. На вопрос, быстро ли оформляют пропуск, Ищук ответил: «Две недели», но добавил, что здорово помогает ходатайство от главы администрации района или округа.

– Если вы хорошо с ними дружите, они могут выдать такую бумажку на бланке, с печатями, – пояснил он, – там будет написано, что ваши перевозки являются самыми крутыми.

Выслушав мой рассказ, Войтко заметил, что все места по выдаче пропусков сделаны исключительно ради вытягивания денег.

– Да, формально они выдаются бесплатно, – согласился он, – но в принесенных документах у вас найдут кучу ошибок. Наш юрист дважды относил пакет документов, чтобы оформить пропуск на въезд грузовика в Москву, и ему каждый раз рекомендовали пройти в соседний подъезд и там все переделать. За сороковник.

Особую же ярость у Войтко вызывает проблема стоянок для дальнобойщиков. Есть список стоянок, который опубликовало Министерство транспорта Московской области. Но туда, возмущается Валерий, внесли кучу посторонних объектов, не имеющих отношения к стоянкам: бензоколонки, пустыри, даже таможенные терминалы. Чиновники докладывают о наличии 4,5 тысячи машино-мест в Подмосковье, а по факту нет и половины. Да и надо их не четыре тысячи, а пятнадцать-двадцать.

– Что нужно водителю для нормального отдыха? Охрана. Кафешка, душ, туалет. Хотя бы какой-нибудь сервис – шиномонтаж и сварка, – перечисляет Войтко. – Мотелей не нужно, ни один водитель в него не пойдет: дорого, да и машину обчистят.

За наглядным примером руководитель профсоюза отправил меня на 97-й километр Минского шоссе. Ближе, сказал он, ничего цивилизованного нет.

Я поехал. Стоянка ООО «Русь» – это полсотни фур на охраняемом участке за забором и еще штук двадцать – вокруг белого здания кафе. В соседнем блоке душевая (100 руб.) и туалет (15 руб.). На этом развлечения заканчиваются. День дальнобойщика на «Руси» тянется бесконечно. Он либо спит в кабине своей «Скании», задернув занавески на лобовом стекле, либо выполняет мелкие работы по уходу за грузовиком. Сосредоточенно курит, разглядывая сцепку. Надраивает фары. Когда дальнобойщик в спортивных штанах, резиновых тапках и байковой куртке бредет по стоянке с двумя пакетами мусора, мне хочется усыновить его и всех других дальнобойщиков разом, несмотря на то, что Войтко описывал их как людей семейных, пожилых и нер­вных.

Я довольно быстро свел знакомство с несколькими водителями. Все они вылезли из своих кабин погреться на мартовском солнце. Конечно, рассказывали истории. Олег из Белоруссии приехал в Москву на разгрузку. Склад – в десяти метрах от МКАД. Разгрузился, а время – седьмой час утра. Он попросил складских: дайте постоять у вас до вечера – не разрешили. Вылезти на МКАД – значит нарушить постановление правительства Москвы. Пришлось приткнуться где-то на обочине, а это тоже запрещено, тут же приезжают «друзья», как он выразился, и штрафуют.

– Такая же история, – вступил седобородый, в бейсболке, Эдмундас. – На складе стали мой пропуск проверять, проверяли, проверяли – в итоге разгрузился в полшестого. Говорю диспетчеру на складе: «Я вам заплачу за стоянку» – нет, гонит. Выехал на МКАД – без десяти шесть утра. Хорошо, меня не заметили, а то как докажешь, что выехал в разрешенное время?

Окружив меня, дальнобойщики наперебой жалуются: стоянок, подобных «Руси», нет ближе чем в радиусе 100 км от Москвы, а отдыхать на бензоколонках им разрешают не дольше 15 минут. Ехать по объездным дорогам невозможно – они разбиты и загружены такими же, как они, дальнобойщиками. Все это вместе с запретом на движение по МКАД грозит неминуемым срывом сроков погрузки и разгрузки товара.

– Вот устроить бы забастовку! – выкрикивает водитель Игорь пенсионного возраста.

– Ты прямо разошелся, – замечают коллеги.

– Да потому что, бляха, обидно! Что они делают-то? Ей-богу, пару дней забастовки, и все же подохнут там, в Москве, от голода.

– Один уже предлагал фуру поперек трассы ставить, – вспоминаю я.

– Это уже митинг, – говорит дальнобойщик Владимир, – согласовывать нужно с властями.

На обратном пути я вдруг заметил очень много фур. Они были повсюду: на обочинах, на бензоколонках и возле строительных рынков. Даже в танковом музее под открытым небом я обнаружил преспокойно стоящие бок о бок с танками шесть фур. Солнце садилось очень быстро. Скоро настанет ночь, и все они двинутся на Москву.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать