Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 3327 от 15.04.2013 под заголовком: Весенняя жертва

«Весна священная» Пины Бауш: В Москву впервые привезли один из главных спектаклей ХХ века

Вуппертальский театр танца Пины Бауш впервые после смерти создательницы приехал в Москву. И впервые показал здесь «Весну священную» – спектакль из тех, что изменили искусство ХХ века
В спектакле Пины Бауш не осталось фольклора, только ритуал
theredlist.fr

Весна священная» Пины Бауш относится к главным прочтениям шедевра Стравинского. Но раньше ее в Москве не видели. А сейчас на Новой сцене Большого театра проходит фестиваль «Век «Весны священной» – век модернизма». Как не показать?

Пина Бауш поставила «Весну священную» в 1975 г., вскоре после того как возглавила маленькую труппу в промышленном Вуппертале. И это совсем не та Пина, которую представлял Вуппертальский театр танца, в последние годы ее жизни постоянно привозивший на Чеховский театральный фестиваль новинки – скорее театральные пьесы, чем балеты.

В отличие от них «Весна священная» поставлена именно хореографом, ученицей великих американских модернистов, в крови которой жила память и о немецких танцевальных экспрессионистах. Взявшись за партитуру Стравинского, к тому моменту уже отягощенную множеством сценических интерпретаций, Пина Бауш вернулась к ее начальной теме – жертвоприношению. В ее «Весне» не осталось места никакому фольклору, но в ритуал превращен весь спектакль: он посвящен выбору жертвы, Избранницы.

Так же, как самая первая «Весна священная», поставленная в 1913 г. Вацлавом Нижинским, версия Пины Бауш оказалась для своего времени шокирующе натуралистичной. Сцена засыпана торфом, танцовщики падают в него, по залу распространяется смешанный запах мокрой земли и пота. Тончайшие шифоновые платья, тоже вымазанные в торфе, прилипают к телам, подчеркивая их жилистость и натруженность. С первыми лучами солнца одна за другой появляются женщины. Приближаясь по диагонали из глубины сцены к зрителю, они вздергивают невесомые платья и закутывают в них голову жестом, полным страха и отчаянья. Сбитые в единый клин мужчины, чьи движения мощны и агрессивны, объясняют природу этого страха: один из них высматривает среди женщин ту, которая будет принесена в жертву. Красное пятно полотнища мелькает в разных концах сцены: оно переходит из одних женских рук в другие, пока вожак не накинет его на одну из танцовщиц, ничем не выделяющуюся из толпы, и эта обреченная не превратится в бьющийся в судорогах язык огня.

Перед спектаклем организаторы пустили получасовой фильм, в котором Пина Бауш репетирует танец Избранницы с одной из исполнительниц. Ее незабываемый тихий хриплый голос почти не слышен, поэтому все внимание сосредоточено на самой Пине. В резиновых сапогах и нелепой вязаной шапочке, не выпуская из рук сигареты, она как будто вполсилы корректирует вновь и вновь исполняющую танцевальный текст японку. Сухое, неимоверно вытянутое тело Пины откликается буквально на каждую ноту Стравинского – оно пульсирует, дрожит и бьется в агонии, заостряя любое движение. Повторить эту диаграмму ужаса и отчаянья не удается ни танцовщице на репетиции, ни исполнительнице московского спектакля. Но «Весна священная» Пины Бауш даже без присмотра создательницы сохраняет мощь воздействия. И обнаруживает, что ее содержание гораздо шире, чем феминистская декларация, до которой ее пытались когда-то сузить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more