Стиль жизни
Бесплатный
Елена Губайдуллина| Ольга Шакина| Анна Галайда|Петр Поспелов
Статья опубликована в № 3330 от 18.04.2013 под заголовком: Смелые да робкие

Объявлены лауреаты конкурса «Золотая маска»: Смелые да тихие

Отлаженный было механизм конкурса «Золотая маска» в этом году дал сбой. Завалил работу экспертный совет музыкантов. Жюри попыталось исправить положение, но и само наломало дров
Диана Вишнева снискала безоговорочный триумф
С. Карпов / ИТАР-ТАСС

Опера и балет

В двух важнейших номинациях жюри присудило награды спектаклям не хорошим, а скандальным. Лучшим спектаклем в опере назван «Сон в летнюю ночь» – прекрасная опера Бриттена, отменно исполненная труппой Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко (он же МАМТ или «Стасик»), но испорченная неуклюжей режиссурой. Возможно, членам жюри искренне понравился спектакль, но со стороны решение выдать ему главный приз выглядит как выражение поддержки профессионального сообщества спектаклю, ставшему темой спекуляций на тему педофилии. Если так, жест удался: какой-то единоросс немедленно затявкал.

Та же болотная логика видится в награждении режиссера и сценографа Дмитрия Чернякова, автоматически получающего «Маску» всякий раз, когда он на нее выдвигается. «Руслан и Людмила» не лучший спектакль Чернякова и не лучшая режиссерская работа в конкурсе. Но это тоже скандальный спектакль, который сопровождался криками недовольных зрителей, не узнавших в нем оперу Глинки.

В остальном музыкальное жюри под председательством Эри Класа действовало почти безупречно. Лучший артист – бесспорный Ильдар Абдразаков (четыре злодейские роли в «Сказках Гофмана» Мариинского театра). Лучший композитор – Алексей Сысоев («Полнолуние» на фестивале «Территория»). Четыре «Маски» получила Пермь, ставшая в российском музыкальном мире синонимом Европы: две из них взял дирижер Теодор Курентзис (за оперу Cosi fan tutte и балет «Шут»), одну – Надежда Кучер (за главную партию в опере Паскаля Дюсапена Medeamaterial), еще одну – Пермский театр оперы и балета в целом: спецприз ему был выдан не просто за вечер «В сторону Дягилева», а за «глубокий культурологический подход». Еще два спецприза ушли в Детский театр Сац, изящно поставивший «Представление о душе и теле» – первую оперу в истории человечества, и в Екатеринбург: привезенная оттуда опера Россини «Граф Ори» и впрямь знаменовала прорыв театра в первые ряды.

Свои решения жюри принимало, стремясь хоть как-то выпрямить кривые решения отборщиков: в конкурсном списке не оказалось многих важных певческих и режиссерских работ. Не попал в него и целый спектакль – «Кавалер розы» в Большом, который мог бы претендовать на высшие награды.

Не оказалось в списке и балета «Классическая симфония», перенесенного в Большой театр из Сан-Франциско, – единственной постановки прошлого сезона, способной составить конкуренцию программе «Диана Вишнева. Диалоги». В ее отсутствие новая авторская программа петербургской примы, представляющая ее многоликость в балетах Марты Грэм, Джона Ноймайера и дуэта Лайтфут – Леон, оказалась художественно даже более цельной и мощной, чем триумфальная «Красота в движении». Она и получила награды как лучший балетный спектакль и лучшая женская работа. Только нежеланием отдать «Диалогам» и «Маску» за лучшую мужскую роль можно объяснить тот факт, что среди лауреатов не оказалось Андрея Меркурьева, партнера Вишневой в «Объекте перемен» Лайтфута – Леон. Олег Габышев, победитель в этой номинации, вероятно, был отмечен по совокупности заслуг за жертвенную многолетнюю службу в членовредительских балетах Бориса Эйфмана (номинально он выдвинут за партию Родена в одноименной постановке).

Зато вердикт жюри в разделе современного танца совершенно обескуражил. В прошлом году этот загибающийся на отечественных просторах жанр подарил уникальную радость появления подлинного шедевра – спектакля Sepia Татьяны Багановой. Но она проиграла и в общей балетно-танцевальной номинации хореографов, и в конкурсе лучших спектаклей современного танца. Победителем признаны искренние и талантливые «Едоки» Екатерины Кисловой, представленные московским Театром-студией современной хореографии. Но гроссмейстерские работы Багановой пока что создаются явно не на той планете, где обитают все остальные номинанты раздела современного танца. В отличие от прошлого года, когда во всей номинации «Оперетта/Мюзикл» не наградили вообще никого, сегодня обнаружились и лидер, и соперники. Лучшим спектаклем назван петербургский «Бал вампиров» (в постановке Романа Полански) и спевшие в нем Манана Гогитидзе и Иван Ожогин. Лучшим режиссером признан Борис Мильграм, поставивший «Алые паруса» Максима Дунаевского в Перми, лучшим дирижером – Алексей Людмилин, подготовивший это же произведение в Новосибирске. Получая награду, опытный мастер сказал с детской прямотой: «Мюзикл начинает развиваться в нашей стране».

Драма и куклы

Жюри драматического театра состояло преимущественно из критиков и артистов. Первые, как правило, радикальны, а вторые консервативны. Возглавлял жюри зубр репертуарного театра Валерий Фокин – потому, кто кого перевесит, было ясно сразу. Смелых решений практически не было – очевидно компромиссной стала даже награда в прорывной номинации «Эксперимент»: из списка, украшенного революционным десятиминутным «Солдатом» Дмитрия Волкострелова и деконструирующим само понятие социальной проблематики на сцене «Узбеком» Талгата Баталова, жюри выбрало «Полнолуние» – изящный и гладкий пластически-музыкальный перформанс Филиппа Григорьяна, на формальное открытие, однако, тянущий значительно меньше. Волкострелову, впрочем, ближе к финалу под оглушительный аплодисмент таки вручили спецприз – делал это председатель с явной неохотой. В отместку с явным же, кажется, удовольствием прокатили другого enfant terrible – Константина Богомолова: он и его спектакли фигурировали в списке номинантов целых пять раз, но безальтернативную «Маску» унесла лишь уже обласканная кинопремиями Роза Хайруллина за заглавную роль в «Лире».

В остальных номинациях-тяжеловесах расклад также был традиционным, как русский психологический театр. Лучшим сценографом в сто пятидесятый раз стал Сергей Бархин, лучшей актрисой второго плана – Светлана Немоляева за роль в сдержанных и скромных «Талантах и поклонниках», приз (на котором могла бы стоять пометка «за неутомимость») за спектакль большой формы ушел провинциальному экспериментатору Евгению Марчелли со спектаклем «Без названия» по Чехову (сыгравший Платонова мужественный, но несколько однотипный Виталий Кищенко стал лучшим артистом). Удивил, пожалуй, лишь виртуоз прогрессивного мейнстрима Марат Гацалов, внезапно обогнавший Гинкаса, Туминаса и Остермайера в борьбе за звание режиссера года, да беспощадный вербатим «Антитела», основанный на реальной истории убийства питерского антифашиста и ставший лучшим спектаклем малой формы.

В кукольном разделе лучшей признана «Скорая театральная помощь» московского театра «Тень». Это выездной вариант знаменитого Лиликанского театра: оригинальные версии классических опер играются в автобусе. Каждая длится по пять минут, за раз можно посмотреть несколько. Авторы проекта Майя Краснопольская и Илья Эпельбаум получили «Маску» еще и за лучшую режиссуру. Двумя наградами отмечен «Снеговик» ГАЦТКа им. С. В. Образцова. Евгения Шахотько, воплотившая сказку Андерсена в стиле изысканной старинной иллюстрации, стала лучшей художницей, а Андрей Нечаев, сыгравший в ней все роли, – лучшим актером.

Если сравнивать решения двух жюри «Золотой маски» в целом, то получается, что музыканты выступили излишне резко, в то время как актеры – излишне робко. Предыдущие годы отличались точнее выстроенным балансом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать