Статья опубликована в № 3333 от 23.04.2013 под заголовком: Спутник Беллинсгаузена

Павел Михайлов в Русском музее: Спутник Беллинсгаузена

В Русском музее вспомнили художника-путешественника: карандаш Павла Михайлова запечатлел индейцев Аляски, кораллы Океании и пингвинов Антарктиды
Алеутка Аксинья. 1827–1828

Павел Михайлов (1786–1840) не был известным портретистом, но в первой трети XIX в. мало кто мог составить ему конкуренцию среди графиков. В силу профессиональных качеств Михайлов, сын актера Императорских театров и выпускник петербургской Академии художеств, получил два важнейших назначения в своей жизни. Они обеспечили ему славу и, судя по всему, привели к ранней смерти.

Михайлов участвовал в двух кругосветных плаваниях – под командованием Фаддея Беллинсгаузена на шлюпе «Восток» в 1819–1821 гг. и под командованием Михаила Станюковича на шлюпе «Мюллер» в 1826–1829 гг. В результате он объехал весь мир, рисовал Русскую Америку, Гавайи и Таити, участвовал в открытии десятков островов, кораллового рифа и Антарктиды (а ведь когда-то Джеймс Кук утверждал, что шестого континента либо нет, либо достичь его из-за льдов невозможно). На некоторых тихоокеанских островах он даже побывал дважды – немногие из современников могли похвастаться подобным. Из-за этого, правда, возникли проблемы с датировкой некоторых работ. Художник взял во второе путешествие тот же альбом, что и в первое, и годы спустя рисовал порой уже на использованном однажды листе.

Такие листы можно увидеть сейчас в Михайловском дворце. На одном соединились пингвины, изображение сидящего спиной к зрителю мужчины и наброски рук и ног. На другом – крепость на острове Ситха, индейцы-колоши за едой (племя на Аляске известно и как тлинкиты) и плетеная корзинка. На третьем – ритуальная накидка, колотушка и сцена камлания этих самых колошей.

Помимо сотни рисунков в Михайловском дворце показывают предметы, привезенные из экспедиции Беллинсгаузена (это же оружие можно найти и на рисунках). Есть здесь и листы из «Атласа к путешествию капитана Беллинсгаузена в Южном Ледовитом океане и вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов», изданного по результатам экспедиции. Рисунки из второго путешествия частично опубликованы в каталоге (здесь вдвое больше работ, чем в самой экспозиции, есть и архивные материалы, связанные с кругосветками), но фолиантов, итожащих экспедицию Станюковича, так и не опубликовали до сих пор.

Кажется, что эпоха Николая I не нуждалась в науках: в отличие от Александра новому императору не требовалось подчеркнуть свою связь с эпохой Просвещения. Ведь именно при Николае началась эпопея с продажей Америке Аляски, побережье которой было столь тщательно исследовано Станюковичем. Но на самом деле именно при Николае в 1831 г. наконец-то напечатали «Атлас к путешествию Беллинсгаузена...» – после долгих проволочек, хотя решение об этом прежний император принял еще в 1824-м. Но никто так и не стал печатать рисунки из второго плавания, возможно, понадеявшись на потомков.

Михайлов умер от чахотки в доме своего соученика по академии Александра Варнека. После него осталось несколько папок с рисунками. Варнек продал их Кабинету эстампов Академии художеств, после революции они попали в Русский музей.

Их мало кто видел – лишь в 1909 г. академия сделала выставку Михайлова. Понадобилось более 100 лет, чтобы о художнике вспомнили еще раз.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать