Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов
Статья опубликована в № 3340 от 07.05.2013 под заголовком: Евангелие без Бога

«Страсти по Никодиму» Александра Маноцкова: Евангелие без Бога

На минувшей Страстной неделе оказалась уместной премьера: Александр Маноцков представил на «Винзаводе» свои «Страсти по Никодиму»

В основу часового действия положено одно из апокрифических Евангелий – однако композитор, он же автор либретто, насквозь переписал его текст, передвинув историю суда и казни Иисуса в наши дни. Современные «Страсти по Никодиму» – суд, разыгранный в лицах, где в роли Никодима, тайного ученика Христа, выступает некий судмедэксперт, в роли Пилата – женщина-судья, а Христа называют просто «осужденным». Переполненное судебной лексикой и описаниями физиологических подробностей казни, действо напоминает спектакль Театра.doс, но если там речь шла о системе, погубившей человека, то здесь градус проблемы взят еще беспощаднее: подсудимого обрекает на смерть не власть – она-то в лице судьи как раз до последнего пытается его оправдать, – а народ, еще вчера шедший за ним толпой. Режиссер Денис Азаров добавил к музыке и словам выходы зомбированных персонажей, символизирующих наше абсурдное общество.

Жанр «Страстей» требует хоралов, и они есть – это горестные тексты Ницше, которые полиглот Маноцков положил на музыку на языке оригинала. «Бог умер», сетует Ницше, и в представлении Бога нет. На главные вопросы – ты ли Царь, что есть Истина? – он отвечает немым белым шумом, генератор которого крутит сам композитор. Лирических арий в аскетичном проекте нет: после слов «да минует меня чаша сия» долго царапает тишину одинокая скрипка.

«Страсти по Никодиму» заканчиваются музыкальным шедевром – диковинной по ритму молитвой в архаическом стиле, поверх которой хореограф Ольга Орлова поставила экстатический танец плакальщицы. Других откровений в партитуре нет, хотя в изобретательности ей не откажешь. Сложная, заковыристая звуковая ткань рассчитана на мастерство Московского ансамбля современной музыки и камерного хора Questa Musica, которыми с неукоснительной точностью управляет Филипп Чижевский.

Шагнув влево, Маноцков раскрыл не все свои сильные стороны – его предыдущие опусы, такие как органичный и благозвучный «Гвидон», были богаче. Со стороны «Страсти» могут показаться ошибкой: левый фланг композиторов у нас могуч и без Маноцкова, тогда как людей, способных сопрячь академические принципы с фольклорными и церковными, можно пересчитать по пальцам – а Маноцков как раз это умеет. Однако его новое создание нимало не конъюнктурно, а его бедность добровольна: художник сделал жест резкий, дисгармоничный – и наш черед принять его или отвергнуть.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more