Статья опубликована в № 3353 от 28.05.2013 под заголовком: Сила «Невидимого»

Премьера в Михайловском театре: Сила «Невидимого»

Руководитель балетной труппы Михайловского театра Начо Дуато представил одноактную постановку «Невидимое», созданную специально для танцовщиков этой компании
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
В персонажах Дуато являются призраки старого балета
С. Левшин

Вместе с новым балетом в репертуар Михайловского театра вошел и Na Floresta («В лесу»). Этот старый спектакль, завоевавший многие европейские сцены и четыре года назад поставленный в Москве в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, положил в России начало страстному увлечению испанским хореографом. Миниатюрный спектакль на музыку Вила Лобоса даже в далеком от идеала исполнении захватывает бурлящими жизненными соками, которым найден пластический эквивалент в меняющихся, как в калейдоскопе, поддержках, прыжках, внезапных остановках, ансамблями, перетекающими то в соло, то в дуэты или квартеты, соединением танцевальной стихии с музыкой.

По этому же рецепту собрано и «Невидимое». Музыкальной основой спектакля выбрана музыка польско-британского композитора Анджея Пануфника, на современный слух сервирующая в единое целое барокко, романтизм, средневековье. Столь же абстрактной выходит и композиция Дуато.

Хореограф, чьим отличительным знаком стали прихотливо сформированные камерные ансамбли, на этот раз противопоставил им танцовщицу-солистку, создав параллель с «Прелюдией», которая в этом вечере составляет центральную часть триптиха одноактных балетов. Затянутая в трико Ирина Перрен – то ли судьба, то ли смерть, излюбленный балетный символ. Ее нервная дрожь начинает и венчает спектакль, в котором ведут беззаботное существование пять пар, время от времени отвлекаемые выламывающейся из общей тональности солисткой. Сам хореограф ищет в «Невидимом» параллели с «голубым периодом» Пикассо. Из зрительного зала более сильными кажутся аллюзии на чисто балетное прошлое – сильфид и виллис, невидимых и вечно куда-то влекущих, познающих цвет и запах мира на ощупь. А это значит, что Петербург, создатель этих странных романтических фантомов, вновь подключен к жизненным токам актуального балета. Важно, чтобы они не прервались со скорым окончанием российского контракта Дуато.

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more